Кризис 25 лет у мужчин - StudentHelp-NN.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Кризис 25 лет у мужчин

Кризис среднего возраста начинается у мужчины в 25 лет и уже никогда больше его не отпускает. Но кто сказал, что кризис — это плохо?

Я хотел бы сказать сразу — все, что вы прочтете здесь дальше, не имеет ничего общего с тем, что вам говорили родители, любовники и газета «Комсомольская правда» в 1962 году. Мне, конечно, хотелось бы, чтобы вы чувствовали себя комфортно, как младенцы, описавшиеся в хаггис. Но не получится.

Все, что я пишу в этом блоге, — из моей жизни, а не из вашей.

Мне в октябре будет 53, и большую часть жизни я чувствовал себя так: «Вот вчера мне было 16, а дальше я не помню». Считается, что кризис среднего возраста у мужчины начинается в среднем возрасте. Полный бред. Кризис среднего возраста начинается у мужчины в 25 лет и уже никогда больше его не отпускает.

Но кто сказал, что кризис — это плохо? Любая система, если она жизнеспособна, из кризиса выходит обновленной, лучше приспособленной, избавившись от непрофильных активов и от малофункциональных звеньев.

Сейчас подумал про 16 лет и понял, что все-таки кое-что я помню. Помню, что меня даже в молодости корежило, когда про 35-летнюю женщину говорили «ей уже поздно». Помню, как было обидно, что мои ровесники в 40 лет уже выглядели стариками и чувствовали себя так же. И не только потому, что так себя чувствовали и вели их родители, но и потому, что вся окружающая культура — это культура, поклоняющаяся молодости и красоте. Списывающая со счетов все, что не подходит по возрасту к участию в «Доме-2».

Хотя началось это, конечно, раньше, чем участники «Дома-2» даже зачинались. Культ молодости и физического совершенства — это от фашистской культуры (ну и коммунистической, конечно). И ничего дурного в нем не было бы, если б все остальные человеческие экземпляры не считались при этом людьми второго сорта. А где кто-то считается untermensch, там по-любому жди беды.

К пятидесяти годам я лично оказался безработным (до свидания, «Коммерсант»), с двумя детьми, внуком и женой, с которой прожил 35 лет.

Были, конечно, и другие вводные: шесть полостных операций (это когда ошибки одних врачей исправляют другие)….

Прекрасная психологическая концепция, разработанная, как и все остальное, на Западе, гласила: вот теперь как раз то время, когда нужно разработать агенду «совместного старения». Я не очень понял, что это такое — наверное, отказ от группового секса по субботам, курения травы каждый день, питья виски по пятницам и прыжков с телебашни? И хотя слово «старение» из уст моей подруги-психотерапевта мне совсем не понравилось, общая культурная обстановка шептала: «Вы старые, вы старые, вы старые». Вообще–то после этого хочется не то что агенду разрабатывать. Просто хочется — удавиться.

Но в прошлую субботу я пошел в магазин, купил себе iPad2 c ярким кавером — как раз к моим ботинкам Red Wing, поехал на пикник «Афиши», послушал второй раз в жизни Кортни Лав (в 95-м на стадионе «Лейкерс» на разогреве у Мэрилина Менсона она была отвратительна, сейчас чуть лучше), с удовольствием послушал новую ливерпульскую команду The Wombats

Я напишу здесь о том, как я заново осмыслил свое общение с детьми, когда понял, что мне уже 50, а им всего-то немногим меньше — под 30.

Как пошел разбираться с депрессией.

Как я понял, что помирать рано и есть еще масса несделанного и ненаписанного.

Как я понял, что ничего душераздирающего, чего обычно хочется людям, испуганным приближающимся концом, мне уже не надо, потому что все, что надо, я получил до 50, а теперь нужно всего-навсего обрести гармонию с собой.

Что делать взрослому мужчине у психоаналитика

Пришло SMS от мамы: «С днем Военно морского флота. Осторожней с псх-аналитиками, особенно если это бабы». С Днем ВМФ она меня всегда поздравляет, потому что и отец всю жизнь прослужил на флоте (а по сути и мы с ним: семья 25 лет по секретным частям, как по каторгам), да и я срочную тоже на флоте — на Тихоокеанском-мать его-флоте.

А вот с психоаналитиками все сложней. Я хожу на психоанализ уже в течение года от трех до четырех раз в неделю.

Странное дело: если бы ты сказал в России еще года четыре назад, что ты ходишь к психоаналитику, то знакомые обязательно крутили бы пальцем у виска, а незнакомые отсаживались бы в электричке подальше. Но на электричке я не езжу с 1996 года по причине инвалидности и машины, а знакомые, которые могли покрутить пальцем, перевелись. Теперь все изменилось, и если ты где-то скажешь, что ходишь к аналитику, то в компании найдется еще человек пять, что переползают от анализа к таблеткам и обратно. И всем от этого смешно и весело.

С классическим психоанализом у меня роман с юношества, когда работы Фрейда были запрещены в СССР и психоанализ не то что критиковался, а высмеивался и размазывался по стенке советскими СМИ. (А вместе с ним, кстати, и все фрейдистски ориентированное современное искусство третировалось как дегенеративное, кстати, практически по дословным формулировкам германских нацистов). В восьмидесятом случился Тбилиси и мой друг и наставник Олег Эммануилович Соловей (Фишер), а по основной профессии подполковник МВД и главврач женской зоны, притащил мне все тома той революционной конференции. Тогда начали оправдывать потихонечку психоаналитические теории. Мне было очень интересно: все это совсем не походило на тупую совковую пропаганду и вообще на местное объяснение жизненных процессов.

Тут, на шестой части суши, основная мысль идеологии была такой: «У советского человека не может быть подсознания. У него может быть только сознание, а точнее — сознательность в выполнении долга перед родиной и перед партией». Откуда долги — непонятно. Но теперь уже ясно, что мой интерес к Фрейду был такого же рода, отчего люди становятся врачами: дело в том , что любой врач — человек довольно нездоровый, отсюда его выбор. Можете соглашаться с этим, можете нет — все равно.

Волны тоски — от подростковой депрессии до старческой — сопровождают мужчину на всем протяжении жизни, если, конечно, у него есть хоть какое-то подобие души, а не просто член на колесиках.

И каждый из нас борется с этим в одиночку. Для начала отрицанием того, что тебе бывает плохо как бы без причины. Но отрицание и попытка скрыть все внутри с каждым годом только ухудшает положение.

Я не собираюсь излагать психоаналитические теории и выступать адептом Зигмунда Яковлевича, я говорю только за себя. Я точно знаю: все потери в жизни никуда не уходят — они накапливаются. Потеря отца. Потеря юности. Потеря себя. Потеря друзей. Потеря женщин. Потеря работы. Потеря того, потеря сего. Непережитое, неосознанное, не «отработанное», не отгореванное — оно ложится грузом на психике. И в какой-то момент боль становится настолько велика, что хочется причинить себе физическую боль, лишь бы заглушить внутреннюю. Я вижу, как мои коллеги-мужчины мечутся по жизни в попытке снять эту боль.

Обычно простым русским методом — алкоголем. Это дает некоторый эффект — седативный, — но в результате с похмельем приходит еще большая депрессия и паранойя. Оттуда недалеко до суицида.

Кстати, есть понятие «суицидальное поведение»: экстремальные виды спорта — это туда же. Езда пьяным за рулем — это конечно же. Кто из нас этого не делал? Стремление рисковать без смысла — это оно и есть. Провоцировать судьбу. Играть со смертью. Русская рулетка. Бла-бла-бла. И вся эта литературная чушь, которая как бы описывает поведение так называемого «настоящего мужчины», — это описание и провоцирование натурального суицидального поведения.

Потому что литература уже знает: мужчины не в состоянии себе признаться, что им плохо, что у них тоска, что у них депрессия. Что они тоже люди. И провоцирует их «быть мужчинами». В смысле тотальной маскулинности: «орущий бородатый всадник с шашкой наперевес, на потной лошади летящий на врага». Несоответствие такой модели вызывает неприятие со стороны сограждан — и уже кто-нибудь тебе обязательно напишет: «С такой философией надо набирать солдат в армию генерала Власова», — настолько у людей вынесен мозг пропагандой. Вообще-то их можно понять: весь миф о «настоящих мужчинах» создан для того, чтобы государство могло на халяву отобрать вашу жизнь.

Ну, в общем годам к сорока девяти мне стало совсем дурно. Мне показалось, что жизнь закончилась, а те угли ее, которые тлели еще внутри, жгли так, что хотелось резать руки ножом для резки бумаги. Кстати, это помогает, но тоже, как и алкоголь, ненадолго.

Однако мужская психологическая защита говорит: «У тебя все нормально. У тебя все нормально. И т. д.». Тот же процесс происходит в русском обществе — тотальное отрицание реальности. Жизнь в мифах. Это путь в никуда.

За это время я уже пытался разговаривать со знакомыми психологами-гештальтистами. Но стабильной работы не получилось (нельзя работать со знакомыми). И, следовательно, результатов — тоже. Поэтому пришлось идти на классический психоанализ.

Этот шаг произвел шокирующее впечатление на моих близких. Ну «смску» от мамы вы уже читали. Она вроде образованный человек, библиотекарь, а тут такое. Но дальше — больше: дочь-психолог со специализацией по суициду крайне скептично отнеслась к моему обращению к психоаналитику, мотивировав довольно странно: «Я вот не хожу к психоаналитику, потому что уважаю своего отца и свою мать», что явно продолжает разработку мифа о том, что психоанализ разрушает вашу любовь к родителям. Все это настолько похоже на Analyze This, что даже не смешно.

Последней отреагировала жена, с которой мы прожили 35 лет, по профессии также связанная с психологией (на этот раз детской). Она объявила, что у меня, видимо, появились лишние деньги и вообще похоже, что я нашел себе секту и новую бабу. И ушла, хлопнув дверью.

Вообще-то все это уже давным-давно описано в психоаналитической литературе: когда человек решает заняться наконец своим внутренним миром и навести в нем порядок или хотя бы понять, что происходит, то окружающие, если они не принимают нового отношения к существованию, воспринимают все в штыки. И семьи рушатся окончательно. Промолчал только сын. Но он судмедэксперт. Не путать с патологоанатомом.

Я остался в изоляции, которая тем временем стала резонировать с основной идеей: как научиться опираться только на себя. Причем внутренне, а не внешне. Потому что по жизни получается, что все вокруг опираются только на меня: я основной зарабатывальщик денег и всё по большому счету куплено мной — крыши над головой, колеса и т. д. и т. п. — только потому, что я пашу как подорванный, невзирая на депрессии и тихое схождение с ума.

Но мы же все заложники патриархальной структуры семьи, где все близко-близко, где не распределены четко роли, где все слеплены, как пельмени. И ты плавно перетекаешь из своей первой основной семьи, где мать тебя третирует как маленького мужа, в ранний брак, где юная жена скорее тебе сестра, чем внятный партнер по жизни. И так далее. Отношения, которые усложняются, но не взрослеют.

У меня большие претензии к советской и постсоветской психологической науке. Она не работает с населением. Уже капитализм вон двадцать лет как, а она — наука — не работает ни с прессой, ни с массами населения. Никто никому ничего не объясняет, не ведут колонки, не выступают в прессе ни гештальтисты, ни классики-фрейдисты, ни юнгианцы — никто. Никто не говорит про взросление, про опору на свои силы, про то, что надо разлипнуться наконец с родителями (вот тут-то начинается натуральная истерика: ты нас не любишь! И т. д.). Ничего простого и доступного наука не говорит нам как социуму. Только в тиши кабинетов за отдельную плату, да и то не всегда внятно. Потому как это ж псевдонаука по версии советских СМИ, на которых выросло мое поколение. А Фрейд во всем видел мужской член. Ага.

Читайте также:  Как стать гонщиком?

Пока что за год хождения к аналитику я для себя выцепил именно идею опоры на собственные силы и подошел к пониманию истоков депрессии и панических атак. И даже неважно, каковы они. Главное от этих походов — умение признать наличие проблемы. Кстати, это тяжелее всего. И, как я вижу по людям меня окружающим (а по профессии меня окружает огромное количество людей), для многих это пока недостижимая задача.

Ведь неслучайно после катастрофы «Булгарии» европейские журналисты обозвали нас «обществом массового отрицания реальности», потому что, судя по реакции, комментариям и общему отношению к трагедиям подобного рода, все, кто по отдельности живет в отрицании реальности, составляют целый социум. Точно такой же.

Как преодолеть кризис 25 лет?

Возрастные кризисы случаются на протяжении всей жизни человека. Мы знаем о кризисе трёхлеток, подростковом кризисе, кризисе среднего возраста. О кризисе четверти жизни говорят чуть реже, отчасти потому, что посторонним он менее заметен. Двадцать пять лет – это время подведения первых итогов, начало самостоятельной жизни, время разочарования после окончания вуза и отсутствие ответа на вопрос «что же дальше?». How to Green рассказывает о симптомах кризиса 25-летних и даёт рекомендации, как с ним справиться.

Кризис 25 лет: что это такое и как его распознать?

Ещё сто лет назад отметка 25 лет считалась солидным возрастом. У многих в это время были семья и ребёнок (даже несколько). В это время женщинам (девушками их не поворачивается язык назвать) казалось, что жизнь удалась, если только была своя семья, муж и дети. О карьере в то время они и не задумывались. Сейчас ситуация абсолютно другая. В 25 лет многие девушки только-только закачивают институт и о детях даже не помышляют. Более того, многие по-прежнему не ощущают себя взрослыми.

Будучи студентами, многие думали, что институт закончится вместе с ненавистными сессиями – и вот тогда они заживут. На деле же оказалось, что после института нужно искать работу и строить карьеру, а работодатели не горят желанием брать вчерашних студентов без опыта работы. Особенно подвержены разочарованиям отличники из престижных вузов. С руками и ногами их никто не отрывает. Выясняется к тому же, что оценки работодателям и вовсе не нужны. А даже если и нужны, то первая зарплата – копеечная. Ради этой суммы стоило не спать ночами на протяжении нескольких лет?

Другая ситуация: корочка вуза получена, а выпускник понимает, что работать по выбранной профессии, на которую учился столько лет, категорически не желает. Что делать? Получать новое образование?

Кроме того, многие бывшие одноклассники и однокурсники в это время вступают в брак, заводят детей, обустраивают собственное жильё. Оставшиеся 25-летние неизбежно сравнивают себя с ними.

Кризис четверти жизни – это время самоопределения, поиск ответов на следующие вопросы: кто я? чего я добился? что будет дальше? И если до этого все было просто и понятно: после детского сада – школа, после школы – институт, то теперь не совсем ясно, куда двигаться. В то же время многое зависит от самого человека, так как он вправе выбрать любую дорогу. Но такая ответственность и неопределённость часто пугает. Если в приведённых описаниях вы узнаёте себя, то не стоит отчаиваться. How to Green подготовил для вас полезные рекомендации, как можно справиться с кризисом четверти жизни.

Спокойствие, только спокойствие!

Главное, что нужно уяснить, – вы не одиноки! У кого-то кризис может проявляться более явно, у кого-то менее, кто-то более психологически устойчив, кто-то менее восприимчив к реальности – в любом случае вы не одни. С подобным явлением сталкиваются многие ваши ровесники. Более того, о кризисе четверти жизни говорят писатели – «Возьми себя в руки: руководство по выживанию в условиях кризиса четверти жизни» Дэмиана Барра, а режиссёры снимают на эту тему фильмы – «500 дней лета», «Мой парень – псих», «Вики Кристина Барселона». Есть даже сериал «Quarterlife».

Quarter-life crisis (именно так в англоязычной литературе называют данное явление) не обязательно проявляется, как только вам стукнет 25 лет: он может быть замечен двумя-тремя годами раньше или позже. В целом, кризисный период может возникнуть с конца подросткового возраста до тридцати лет.

Как преодолеть кризис 25 лет?

1. Не пускайте жизнь на самотёк

Даже если вы ничего не будете делать, а просто станете плыть по течению, вы неизбежно перерастёте кризис. Но лучше взять жизнь в свои руки. Об этом говорит и психолог Мэг Джей, которая как раз занимается изучением молодых людей в возрасте от 20 до 30 лет. Выводы, к которым приходит автор, изложены в её книге «Важные годы. Почему не стоит откладывать жизнь на потом». Именно десятилетие между двадцатью и тридцатью годами американский психолог считает самым важным в жизни человека. Впрочем, это не мешает многим проводить «важные годы» в ночных клубах и барах. Мэг Джей считает, что то, что вы делаете и чего вы не делаете в данный период, оказывает воздействие на разные сферы жизни – карьеру, личностный рост, развитие мозга, взаимоотношения, построение деловых связей. В общем, эти годы не стоит тратить впустую. Об этом идёт речь в выступлении Мэг Джей на TED с темой «Почему 30 – это не новые 20». По словам Мэг Джей, 80 % самых важных событий происходит в нашей жизни в период с 20 до 30 лет. Но есть и парадокс. То, что с нами происходит в 20+, не кажется нам таким уж важным. «Когда мы оставляем всё на потом, после тридцати на наши плечи ложится огромный груз: нам нужно добиться успеха, жениться или выйти замуж, заработать деньги, купить дом, основать бизнес, родить двоих или троих детей», – пишет Мэг Джей в книге «Важные годы». Не оставляйте жизнь на потом, живите уже сейчас, даже если многое в данный момент времени вас не устраивает!

2. Помните, что любой кризис – это время возможностей

В майском номере журнала Psychologies UK приводятся следующие цифры: 56 % миллениалов (поколение родившихся после 1981 года) говорят, что сталкивались с кризисом 25-летних, при этом 50 % из них отметили, что преодоление кризиса привело к позитивным изменениям.

3. Пробуйте разные направления

Одна из проблем кризиса 25-летних – неопределённость. К примеру, чтобы избежать пустого листа в резюме, начните заранее, не дожидаясь получения диплома, пробовать себя в разных сферах: проходить стажировки, посещать мастер-классы, слушать вебинары. Даже если вы пока не знаете, чем хотите заниматься в дальнейшем, полученный опыт вам пригодится и поможет определиться со сферой деятельности. К тому же современный мир даёт массу возможностей для самореализации: можно ходить на работу в офис и при этом быть популярным блогером; можно быть успешным фрилансером, ведя одновременно несколько проектов и путешествуя. Пробуйте и выбирайте то, что вам больше нравится.

4. Не сравнивайте себя с другими

Да, кто-то в 25 лет получил второе высшее образование, придумал классную идею для стартапа, при этом находясь в декрете. Но это не вы и не ваша жизнь. Сравнивайте себя только с собой самим несколькими годами ранее. Уверены, вы сделали уже немало и изменения налицо.

5. Возраст – это просто цифры в паспорте

Можно быть молодой в душе и в 60, не найти свое призвание в 50, разочароваться в жизни в 40. Если вы пока не знаете, чего хотите в жизни, это тоже нормально. Продолжайте искать себя и своё призвание: кто ищет, тот обязательно рано или поздно найдёт.

Бояться становиться взрослым, испытывать стресс от столкновения с реальным миром – это нормально. Представители поколения Y (как раз те миллениалы, о которых шла речь выше) склонны оттягивать переход во взрослую жизнь, они дольше живут с родителями и чаще испытывают чувство потерянности. Надеемся, наша статья поможет вам преодолеть кризис четверти жизни, стать более уверенным в себе и взять все сферы жизни в свои руки. То, какой будет ваша жизнь сразу после кризиса, зависит только от вас, – дерзайте!

Новое явление: кризис 25 лет

В последнее время все больше молодых людей начинает ощущать некоторую психологическую неудовлетворенность на рубеже примерно 25-26 лет. В чем это выражается? Недовольство некоторыми аспектами своей жизни, раздумья над правильностью выбранного профессионального пути, сомнения в правильности и насыщенности жизни, поиски в личных отношениях, серьезные раздумья о будущем и т.п. В общем-то, проявления у каждого могут быть свои, но объединяются они в общее ощущение: а правильно ли все идет в жизни или что-то не так?

В классической периодизации основных кризисов жизненного развития возрастной период 25 лет не описан. Однако все чаще звучат высказывания, что такой критический этап вполне имеет право на существование в современные дни.

Так по каким же причинам наступает это состояние? Факторов несколько, и все они взаимодействуют между собой. При этом следует обратить внимание на то, что все эти причины не обязательно могут осознаваться нами. Они могут чувствоваться на интуитивном уровне, прорабатываться где-то далеко в бессознательном, но «эффект» от них все равно один – все это тем или иным образом проявляется в нашей сознательной эмоциональной жизни. Давайте попробуем разобрать их по порядку.

1. Вопрос самореализации в профессиональной сфере. Как правило, большинство молодых людей к этому периоду получили образование, окончили ВУЗы. С этого момента прошло достаточное количество времени (2-4 года), чтобы делать первые достоверные выводы о своей самореализации: какие есть достижения, чего я успел достичь, что я собой представляю, каковы мои перспективы. На фоне этих оценок, выставляемых самому себе, появляются раздумья: а этим ли я хочу заниматься по жизни, на верном ли я пути, чего бы я на самом деле хотел делать, смогу ли я преуспеть именно в этой сфере, реализую ли я в профессии то, о чем думал в студенческие годы?

2. Вопрос самореализации в социальной среде. Сегодня у каждого из нас есть масса возможностей для выбора пути в жизни: можно много стараться и много зарабатывать, можно попасть в удачное место, можно работать не по специальности с большим доходом или развивать себя профессионально в своем направлении, но с маленьким доходом. Сегодня одни специальности сильно востребованы, другие – нет, с одним образованием можно сразу попасть на хорошую должность и делать карьеру, а с другим нужно много работать только на перспективу. Можно начать свой бизнес, можно неплохо заработать в сфере обслуживания, можно быть молодым ученым с ничтожной зарплатой или уехать за границу и максимально реализовать себя.

В общем, вариантов бесчисленное множество. Но, так или иначе, твои «рабочие» достижения начинают определять твой социальный статус. А у девушек его может определять еще и удачное замужество. В связи с этим, встает масса вопросов: каков мой статус относительно моих ровесников, делаю ли я необходимые успехи, удачно ли формируется моя жизнь, все ли хорошо у меня складывается, успеваю ли я реализовываться должным образом?

3. Ощущение подлинной взрослой жизни. На этом этапе приходит истинное понимание себя: какой я сейчас есть – это я из себя и представляю. А значит, начинают появляться мысли о своей стезе, своем месте в жизни, своем предназначении, своих достижениях и т.п. Все больше приходит точное осознание того, что вот она – взрослая жизнь. И то, как я сейчас живу, чем занимаюсь – уже не подготовительный этап, не только самое-самое начало моей настоящей взрослой жизни, а уже сама эта жизнь. Она идет, и все, что со мной происходит, уже может подлежать оценке, и нет скидок на учебу, юность, незрелость.

4. Ощущение уходящей молодости. На рубеже 25 лет становится понятно, что самые беззаботные, веселые и полные надежд годы уже позади. На протяжении тех весьма юных лет (а это немало – примерно 10-12 лет с подросткового возраста) мы всегда жили в ощущении того, что самое лучшее и интересное в жизни с нами еще только должно произойти, что будет много всего интересного и все обязательно сложится хорошо, я многого добьюсь, мне улыбнется удача и взрослая жизнь в будущем будет прекрасна. Сейчас же приходит понимание жизненных реалий, иллюзии и надежды уступают место рациональности и четкому осознанию того, какая примерно будет наша жизнь в ближайшем будущем.

5. Вопрос реализации в личной жизни. Для тех, кто еще не завел семью или не обзавелся детьми, в этом возрасте наиболее остро встает вопрос о личной жизни. В большей степени это, конечно, касается девушек. В этот период приходит особенно много мыслей о выборе постоянного партнера на будущую жизнь, о том, подходит ли нынешний партнер на роль мужа/жены, есть ли достойные кандидатуры для создания семьи. Девушки задумываются о своей материнской роли: хотят и готовы ли они ее реализовать, а если готовы, то есть ли для этого объективные возможности и т.п. Многие начинают оценивать свой опыт общения с противоположным полом, размышлять о своих идеалах, вкусах, предпочтениях, о том, кто им подходит и кого бы хотелось видеть рядом с собой по жизни.

У кого-то в этом возрасте присутствуют все эти факторы, у других – только некоторые, у третьих – всего один. Конечно, есть и те, кто вполне доволен жизнью и вовсе не ощущает никаких перипетий в своем мировоззрении. Это тоже очевидно, ведь не все поголовно ощущают на себе все критические моменты развития, это, скорее, тенденции, нежели догмы. Так что, если вы в момент своего 25-летия (а, точнее говоря, в возрасте от 24 до 26 лет) переживаете некоторую неудовлетворенность своей жизнью, не воспринимайте это как какую-то депрессию или безвыходное положение. Это рациональный и закономерный процесс, который нужно переждать, пережить, чтобы все постепенно снова наладилось. Вы выйдете из этого кризиса уже более зрелым человеком, возможно, с чем-то новым, более продуктивным, с обновленным мировоззрением и свежими начинаниями.

Новое явление: кризис 25 лет

29 мая 2009, 8:00

В последнее время все больше молодых людей начинает ощущать некоторую психологическую неудовлетворенность на рубеже примерно 25-26 лет. В чем это выражается? Недовольство некоторыми аспектами своей жизни, раздумья над правильностью выбранного профессионального пути, сомнения в правильности и насыщенности жизни, поиски в личных отношениях, серьезные раздумья о будущем и т.п. В общем-то, проявления у каждого могут быть свои, но объединяются они в общее ощущение: а правильно ли все идет в жизни или что-то не так?

В классической периодизации основных кризисов жизненного развития возрастной период 25 лет не описан. Однако все чаще звучат высказывания, что такой критический этап вполне имеет право на существование в современные дни.

Так по каким же причинам наступает это состояние? Факторов несколько, и все они взаимодействуют между собой. При этом следует обратить внимание на то, что все эти причины не обязательно могут осознаваться нами. Они могут чувствоваться на интуитивном уровне, прорабатываться где-то далеко в бессознательном, но «эффект» от них все равно один – все это тем или иным образом проявляется в нашей сознательной эмоциональной жизни. Давайте попробуем разобрать их по порядку.

1. Вопрос самореализации в профессиональной сфере. Как правило, большинство молодых людей к этому периоду получили образование, окончили ВУЗы. С этого момента прошло достаточное количество времени (2-4 года), чтобы делать первые достоверные выводы о своей самореализации: какие есть достижения, чего я успел достичь, что я собой представляю, каковы мои перспективы. На фоне этих оценок, выставляемых самому себе, появляются раздумья: а этим ли я хочу заниматься по жизни, на верном ли я пути, чего бы я на самом деле хотел делать, смогу ли я преуспеть именно в этой сфере, реализую ли я в профессии то, о чем думал в студенческие годы?

2. Вопрос самореализации в социальной среде. Сегодня у каждого из нас есть масса возможностей для выбора пути в жизни: можно много стараться и много зарабатывать, можно попасть в удачное место, можно работать не по специальности с большим доходом или развивать себя профессионально в своем направлении, но с маленьким доходом. Сегодня одни специальности сильно востребованы, другие – нет, с одним образованием можно сразу попасть на хорошую должность и делать карьеру, а с другим нужно много работать только на перспективу. Можно начать свой бизнес, можно неплохо заработать в сфере обслуживания, можно быть молодым ученым с ничтожной зарплатой или уехать за границу и максимально реализовать себя.

В общем, вариантов бесчисленное множество. Но, так или иначе, твои «рабочие» достижения начинают определять твой социальный статус. А у девушек его может определять еще и удачное замужество. В связи с этим, встает масса вопросов: каков мой статус относительно моих ровесников, делаю ли я необходимые успехи, удачно ли формируется моя жизнь, все ли хорошо у меня складывается, успеваю ли я реализовываться должным образом?

3. Ощущение подлинной взрослой жизни. На этом этапе приходит истинное понимание себя: какой я сейчас есть – это я из себя и представляю. А значит, начинают появляться мысли о своей стезе, своем месте в жизни, своем предназначении, своих достижениях и т.п. Все больше приходит точное осознание того, что вот она – взрослая жизнь. И то, как я сейчас живу, чем занимаюсь – уже не подготовительный этап, не только самое-самое начало моей настоящей взрослой жизни, а уже сама эта жизнь. Она идет, и все, что со мной происходит, уже может подлежать оценке, и нет скидок на учебу, юность, незрелость.

4. Ощущение уходящей молодости. На рубеже 25 лет становится понятно, что самые беззаботные, веселые и полные надежд годы уже позади. На протяжении тех весьма юных лет (а это немало – примерно 10-12 лет с подросткового возраста) мы всегда жили в ощущении того, что самое лучшее и интересное в жизни с нами еще только должно произойти, что будет много всего интересного и все обязательно сложится хорошо, я многого добьюсь, мне улыбнется удача и взрослая жизнь в будущем будет прекрасна. Сейчас же приходит понимание жизненных реалий, иллюзии и надежды уступают место рациональности и четкому осознанию того, какая примерно будет наша жизнь в ближайшем будущем.

5. Вопрос реализации в личной жизни. Для тех, кто еще не завел семью или не обзавелся детьми, в этом возрасте наиболее остро встает вопрос о личной жизни. В большей степени это, конечно, касается девушек. В этот период приходит особенно много мыслей о выборе постоянного партнера на будущую жизнь, о том, подходит ли нынешний партнер на роль мужа/жены, есть ли достойные кандидатуры для создания семьи. Девушки задумываются о своей материнской роли: хотят и готовы ли они ее реализовать, а если готовы, то есть ли для этого объективные возможности и т.п. Многие начинают оценивать свой опыт общения с противоположным полом, размышлять о своих идеалах, вкусах, предпочтениях, о том, кто им подходит и кого бы хотелось видеть рядом с собой по жизни.

У кого-то в этом возрасте присутствуют все эти факторы, у других – только некоторые, у третьих – всего один. Конечно, есть и те, кто вполне доволен жизнью и вовсе не ощущает никаких перипетий в своем мировоззрении. Это тоже очевидно, ведь не все поголовно ощущают на себе все критические моменты развития, это, скорее, тенденции, нежели догмы. Так что, если вы в момент своего 25-летия (а, точнее говоря, в возрасте от 24 до 26 лет) переживаете некоторую неудовлетворенность своей жизнью, не воспринимайте это как какую-то депрессию или безвыходное положение. Это рациональный и закономерный процесс, который нужно переждать, пережить, чтобы все постепенно снова наладилось. Вы выйдете из этого кризиса уже более зрелым человеком, возможно, с чем-то новым, более продуктивным, с обновленным мировоззрением и свежими начинаниями.

“Кризис 25”: отставить панику!

Фото: belibov.site90.net

“Кризис 25” напоминает мне анекдот про черного дембеля – вроде его никто не видел, а “он есть!”. То, что об этом сложном и для многих болезненном периоде еще не написаны классические труды по психологии, всего лишь дело времени – первая ласточка была запущена, когда в 2001 году американки Александра Роббинс, обозревательница журнала “Нью-Йоркер”, и веб-дизайнер Эбби Уилнер написали книгу “Кризис четверти жизни: уникальные жизненные испытания тех, кому за 20”, взяв за основу для рефлексии собственные переживания и проблемы.

Авторы получили огромное количество писем от молодых людей, которые были рады сообщить, что они – какое совпадение! – испытывают то же самое. Это и понятно: приятно узнать, что к 25 не ты один чувствуешь себя неудачником. В любом случае гораздо приятнее, чем с ужасом осознавать, что в твоем возрасте Роман Абрамович уже стал миллионером, основатель Facebook Марк Цукерберг – миллиардером, а ты – никем. Хотя очень хотел и очень надеялся.

“Самое страшное в 25 – ощущать, что тебе уже шесть лет как не 18, а ты по-прежнему “инфантильное полотенечко”. К 25 у меня начиналась истерика, когда я читала биографию какого-нибудь артиста или писателя и понимала, что он младше меня, а уже добился успеха. Я просто физически не могла слушать альбомы исполнителей, моложе меня. Ну, то есть ты сидишь, ловишь кайф от песен, потом видишь год рождения артиста – и тут же удаляешь с компьютера все его записи. “.

Корни кризиса – в медленном, но верном осознании того, что четверть века прожита, а на выходе пшик. Недаром его еще называют “кризисом амбиций”: учась в школе и таская у родителей сигареты, ты предвкушал, что впереди тебя ждет феерически красивая и захватывающая жизнь “как в кино”, невыносимая легкость бытия и удивительная свобода. Взрослый мир представлялся долгожданным “лунопарком с блэкджеком и шлюхами”, где ставки высоки, машины быстры, женщины прекрасны, а “охотники за головами” стреляются за тебя как за профессионала. Но после школы случается университет или ПТУ, потом – три любви, одно замужество, двадцать разочарований, декрет и маленькая зарплата. Поэтому когда под глазами появляются круги – далеко не спасительные, множатся мимические морщинки, выпитое накануне не выветривается за ночь, а еще долго бродит по организму, превращая его в свалку отходов, ты вдруг отчетливо понимаешь: детство кончилось, а взрослость, по крайней мере, та взрослость, которую ты себе самозабвенно рисовал, так и не началась.

Фото: cobecedniki.ru

“Я ощутила этот пресловутый кризис, когда осознала, что слишком много о себе представляла без привязки к действительности и призналась самой себе в пустой амбициозности. Два диплома, два оставленных места работы, сомнительные подработки и девственно-чистый горизонт впереди с парочкой неясных планов. Грубо говоря, ждала, что после учебы меня разорвут на части с предложениями профессиональной деятельности, а оказалось, что за нормальное рабочее место нужно драться, потому что на лишь бы что ты не согласна…”.

Вопрос самореализации в профессии становится ключевым. Голодное студенчество позади, два-три года “на раскачку” тоже, но на выходе все еще пустота и неопределенность. Да-да, то самое чувство, что тебе 25, а ты до сих пор не знаешь, кем хочешь быть, когда вырастешь. Будучи семнадцатилетними безусыми юнцами и наивными дурочками, многие выбирают себе дело жизни как Бог послал или мама велела, без внутреннего рвения и огня. А получив заветную “корочку”, понимают, что ненавидят свою профессию, людей, страну, себя и Солнечную систему в целом. Потому что работать врачом (переводчиком, педагогом, стропальщиком) скучно и неинтересно, и нет удовольствия, и все рассказы про сладкую взрослую жизнь – фигня.

Ежели карьера задалась и все получилось, то очень часто “epic fail” случается с личной жизнью. “Я вдруг поняла, что все эти амбиции, карьера, желание что-то кому-то доказать – это ненужное, пустое, мусор. Кажется, будто 10 лет после школы прожиты зря. Потому что единственное, что действительно нужно – и что упущено – это чтобы любили, ждали дома, лежали рядом в пледе и потом растили со мной детей. Раньше казалось, что всё успеется, что первым делом – самолёты. И вот они, самолёты: карьера, успех, достаток. А когда спрашивают, почему я не готовлю – стыдно признаваться, что просто потом некому это есть. В 25 лет пришло ощущение, что время, силы и здоровье потрачены зря. Что мне это всё не нужно и что я бы отдала всё, что есть у меня сейчас, за рай в шалаше”.

Фото: ashams.com

К 25 годам тиканье женских биологических часов напоминает бой курантов. Если ты все еще не родила, родственники намекают, что пора бы по бабкам-шептухам пройтись, чтобы снять родовое проклятие. А если еще и не замужем к тому же – то дело совсем плохо: будешь до конца жизни длинными зимними холодными вечерами вязать в одиночестве длинные зимние холодные свитера… “Когда-то наши мамы рожали детей в 22–24, это считалось нормой, и это делали все, потому что на карьере никто не заморачивался в принципе. Теперь же, если ты занята профессиональным ростом, то вся родня будет озабочена, почему тебе “уже 25”, а ты еще не замужем и не в декрете. И даже если тебе кажется, что материнство пока не для тебя, то отщепенцем быть все равно трудно: большинство подруг уже решили семейный вопрос и на встречи приходят со второй половиной. “

Ситуацию с мнимой бездетностью усугубляют ярлыки и штампы медицинского характера: “Большинство моих подруг не хотят дожидаться того времени, когда на них наклеят этикетку “старородящая”. Одна говорит: “Замуж не хочу, но до 25 лет хочу родить”. А в 25 выходит иногда, что на квартиру еще не заработала, замуж не вышла, а потенциальные отцы – все уроды… К слову, в 25 я вижу мужиков-неудачников гораздо больше, чем нереализовавшихся женщин. Женщины умеют выживать и приспосабливаться – готовить, убирать, учиться, растить ребенка, работать и охотиться на мамонта”. Впрочем, на тех, кто родил до 25, вселенское спокойствие тоже не снизошло: “Я родила в 24, но чувствую, что у меня не получается быть “умной мамашей”, не получается совместить родительство и какую-то работу, что весь предыдущий рабочий опыт придется перечеркнуть и начать с нуля…”.

Четверть жизни воспринимается определенным рубежом: думалось, что к этому времени “все будет”, а часто получается, что уже “все было”. Распавшийся брак, третье место работы за полгода, сын, которого нужно растить одной, и неподъемная ипотека. И я говорю не о фатальных неудачницах, для которых “проблема” – второе имя, а об обыкновенных молодых женщинах, чьи розовые хрустальные мечты “разбились о чугунную задницу реальности”. Потому что всё: нет больше никакого подготовительного этапа “к большой взрослой жизни” – происходящее вокруг и есть жизнь. “К 25 годам выяснилось, что “цирк уехал, а клоуны остались”: подруги счастливо вышли замуж, у кого-то дети появились, кто-то уехал в другую страну и устроился там лучше, чем на родине, кто-то совершил скачок в карьере, кто-то стал жить самостоятельно, в своём жилье. В итоге паника и растерянность. А ведь в детстве жизнь виделась совсем иной: казалось, времени завались, достаточно примерно учиться и быть доброй девочкой. А вот сейчас сидишь и понимаешь, что ты очень хорошая, но это не гарантия того, что всё устроится так же гладко, как у твоих знакомых – далеко не всегда самых замечательных людей с чудесными характерами… Нет, какие-то социально одобренные пункты выполнены: вуз закончен, работа есть, но. абсолютно нет удовлетворенности тем, к чему пришел”.

Подводя итог написанному, напомню, что юный возраст – это недостаток, который проходит со временем. Через два года всё выровняется, через пять лет – будет казаться нелепым, через десять – даже не вспомнится. Потому что без кризиса, несущего с собой боль и растерянность, нет роста. Все наши страхи, опасения и разбитые иллюзии призваны в конце концов способствовать тому, чтобы мы, подобрав слюни и вытерев сопли, шли дальше. К нам – взрослым, нам – успешным, принимающим вызовы судьбы и с оптимизмом смотрящим в будущее. Поэтому лучше и разумнее не оглядываться по сторонам, выискивая, кто и как в очередной раз нас обогнал по социально-карьерной лестнице, а вспомнить один чертовски верный рекламный лозунг: “Сделай себя – и ты сделаешь всех”.

Фото: copypast.ru

Комментарий психолога Натальи Олифирович:

То разнообразие форм профессионального, семейного, сексуального выбора, которое существует сегодня, является и благом, и проклятием. С одной стороны, растущая толерантность общества позволяет молодым людям по-разному строить свою жизнь. Ты можешь выбирать, что делать. Но если выбор оказался не совсем удачным – можно попробовать еще раз. Это в 1896, когда средняя продолжительность жизни была всего 32 года, в 25 лет многим нужно было уже подводить итоги. Сейчас, когда продолжительность жизни в развитых странах варьирует в пределах 70-80 лет, 25 – только первая ее треть. Впереди много лет, и от сегодняшнего для зависит тот “капитал”, с которым человек движется в будущее.

Философ Ральф Уолдо Эмерсон сказал когда-то прекрасные слова: “Мы все время готовимся к жизни, но никогда не живем”. На смену честолюбивым надеждам и мечтам юности приходит отрезвляющая зрелость, и человек, веривший, что дальше будет лучше, оказывается жестоко обманутым. Разве он не вел себя хорошо? Не старался не кушать на ночь? Не читал модные книги? Не занимался самосовершенствованием? И вот итог – седина, лишние килограммы, физические недомогания, а праздник жизни так и не наступил.

Что нужно делать, чтобы не вваливаться каждые 5-10 лет в очередной кризис? Как избежать этих разочарований? Жизнь – непрерывный процесс, и чтобы не оказаться на ее “обочине”, нужно помнить простую истину: счастье не гарантировано, это – не минутный порыв, а ежедневная работа.

1. Прежде всего, нужно вернуться к себе – настоящему. Мы пытаемся делать то, чего от нас ждет общество, семья, друзья. Но если вы забудете о себе, о том, что важно для вас, чего вы хотите, то так и будете до конца жизни воплощать чужие планы и мечты. Попробуйте осознать свои цели, определить приоритеты, расставить акценты в собственной жизни. Я не скажу лучше, чем Томас Карлейль: “Человек с ясной целью будет продвигаться даже по самой тяжкой дороге. Человек безо всякой цели не продвинется и по самой гладкой”.

2. Мы – люди, ориентированные на будущее. Мы верим, что все хорошее (счастливое знакомство, новая жизнь) начнется завтра, но каждый день просыпаемся СЕГОДНЯ. Когда мы ждем будущего, у нас нет никакого шанса найти те позитивные чувства, которые можно испытывать уже сейчас, не дожидаясь “принца”, “высокой зарплаты”, “новой должности” и т.п. Одно из направлений современной психотерапии – гештальт-терапия – учит людей жить в настоящем. И хочется повторить слова мудрого учителя Угвея из анимационного фильма “Кунг-фу Панда”: “Прошлое забыто, будущее закрыто, настоящее даровано”. Живи настоящим!

Фото: thegatheringcincinnati.org

3. Для счастливой жизни необходимо восстановить свою чувствительность и вернуться к собственным переживаниям. Когда вы в последний раз прислушивались к себе? Когда испытывали приятные ощущения – от хорошей беседы, услышанной музыки, вкусной еды? Успели ли вы насладиться этим чувством, пережить его? Умение переживать радость, испытывать удовольствие от повседневной жизни, от удовлетворения повседневных потребностей – это искусство, позволяющее восстановить баланс сил в организме.

4. Важный аспект счастливой жизни – это постоянное саморазвитие. Ни с чем не сравнимая радость от переживания захватывающего чувства новизны, от встречи с интересным человеком или новой идеей позволяет изменить наше Я.

5. Мы – продукт социальных отношений. Поэтому нам так важно быть включенными в социальные общности, чувствовать себя принятыми и нужными, делать что-то ценное и важное для других.

6. То, что нужно каждому из нас, – это ощущение свободы. Когда человек чувствует себя “захваченным в тиски” ипотечным кредитом, необходимостью заботиться о детях или пожилых родственниках, болезнью, он утрачивает свою способность к выбору. Но выбор есть всегда. Для счастливой жизни человеку необходимо ощущать себя свободным. Парадокс в том, что узники концлагерей, наши предки, не имевшие всех тех благ, которые есть у нас, люди с ограниченными возможностями зачастую в тысячу раз свободнее “менеджера среднего звена”. Нелюбимая работа, конвейер, отчуждение от результатов своего труда ведут к печальным последствиям. Неудивительно, что порождением нашего времени является феномен дауншифтинга как готовности отказываться от чужих целей, жить более простой, но собственной жизнью, осуществляя личные выборы.

7. Научитесь методам саморегуляции. Единственный человек, который останется с вами до конца вашей жизни, – это вы сами. Осознание того, что с вами происходит, способы самоподдержки и совладания со стрессовыми и кризисными ситуациями – вклад, который окупится сторицей.

Деньги, социальные достижения, слава – все это не гарантия счастья, удовольствия от жизни, позитивных переживаний. Все мы – разные. Мы не можем хотеть одного и того же, достигать тех же “вех” в одинаковом возрасте, иметь одинаковые достижения. Поэтому поймите, что нужно именно вам, и следуйте за своим сердцем.

Читайте также:  Боязнь длинных слов
Ссылка на основную публикацию
29 мая 2009, 8:00