Как стать священником? - StudentHelp-NN.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Как стать священником?

Как стать батюшкой в православной церкви?

В Евангелии от Иоанна 15:16 Иисус говорит о том, что не люди Его выбирают, а Он выбирает служителей для приношения плода.

Стать священником — это выбор жизни, который делается по Божьему призванию и добровольным отречением от земных радостей. Им может стать мужчина, который имеет богословское образование и рукоположенный в сан священнослужителя.

Что означает служение Богу

Священник — это не профессия или работа, которая длится 8 часов и далее жить личной жизнью. Служение Богу — полное посвящение себя людям в качестве верного Божьего слуги, готового в нужный момент стать помощником, посредником, духовным наставником, пастырем.

Читайте о священстве:

Возможно, кто-то мечтает стать батюшкой из-за достатка, так обилие приходит со временем, и не всякий приход может обеспечить священнику достойное содержание.

Батюшкам в быту приходится заниматься теми же делами, что и обычным людям, при этом у них постоянные форс-мажорные обстоятельства:

  • кто-то умер и надо хоронить;
  • другой зовет помолиться у постели тяжелобольного;
  • там крестины;
  • третьего надо соборовать.

Никого не волнует, как в это время обстоят домашние дела в семье священнослужителя.

Главное, священничество — великая ответственность перед Богом, Который доверяет пастырство определенному человеку, с него потом спросится, с него и его потомков.

Кто может стать священником

Желание стать батюшкой рождается в сердце, наполненном познанием Бога и миссии на земле, как христианина.

Истинное понимание глубины посвящения Богу и людям свойственно мужчинам, которые обладают определенными моральными качествами:

  • крепкой верой;
  • смирением;
  • умением слышать Бога;
  • силой духа;
  • терпением;
  • любовью к людям и желанием служить им.

Глубокое понимание священнического служения доступно воцерковленным христианам, они согласны отказаться от многих, пусть земных радостей, чтобы во всей полноте принять счастье общения с Богом.

В первую очередь, желающие стать батюшкой должны понять, что жизнь служителя Божьего посвящена людям, в ней нет часовых ограничений, но есть строгие правила и распорядок. В пасторском служении нет отпуска по желанию или за свой счет, с этой должности нельзя уволиться по собственному желанию или поменять место работы.

Священник — подвластный человек, над которым есть вышестоящие служители, послушание является беспрекословным. Это называется смирением, что для Бога является самой высокой жертвой. Немногие христиане могут стать священниками не из-за отсутствия каких-то глубоких знаний, а от неимения христианской зрелости и умения принимать ответственность.

До получения образования богослова, мужчины должны проявить себя в служении, это должно быть потребностью и наслаждением, приоритетом в жизни. Невозможно представить в роли священнослужителя человека не воцерковленного, не живущего интересами церкви, не соблюдающего посты и молитвенные правила. Батюшкой не может стать человек, обладающий низкими моральными качествами, не умеющий укрощать свои греховные мысли.

Важно! Священнослужителем может стать христианин, познавший все каноны церкви через обучение в семинарии.

Как получить семинарское образование

Богословское образование открывает двери к получению сана священника.

Основные требования ко всем желающим:

  • возраст — 18-35 лет;
  • семейное положение — холост или единожды женат;
  • среднее образование;
  • психически здоров;
  • рекомендации от православного священника.

При поступлении в семинарию желающие стать священнослужителями должны ориентироваться в Библии, Старом и Новом Завете, знать Катехизис и историю Церкви, что проверяется во время экзамена.

Перед допуском к сдаче экзамена следует пройти тестирование на знания молитв, песнопений и обладание основами вокала. Обязательным условием является умение владеть церковнославянским языком и чтение на нем псалмы.

Человек, не сумевший на собеседовании ясно изложить свои намерения, мотивы, доказать искренность и желание служить Господу и людям, может быть не допущен к сдаче экзаменов.

На заметку! Август — время сдачи экзаменов, поступившие приступают к обучению с 1 сентября.

Абитуриентами следует быть готовым к жесткой проверке веры и соблюдению строгой дисциплины. Сразу хочется предупредить, что до конца доходят самые верные и избранные Богом.

Живущим в других городах в семинарии предоставляется общежитие, в котором также жесткие правила, нарушение их может грозить исключением из семинарии.

Все семинаристы обеспечиваются стипендией. По окончании семинарии сдаются выпускные экзамены, проходит исповедь, и после чего самые достойные могут быть рукоположены, станут батюшками, но это не есть обязательная гарантия после окончания духовного заведения.

Монах или священник

Находясь в звании семинариста, будущие священнослужители должны определиться с важной задачей, накладывающей печать на всю жизнь.

Выпускники до окончания семинарии, должны определиться, какой путь они выбирают, монашества или священства, черное или белое братство.

При решении быть женатым человеком, иметь семью, детей, дорога одна — стать батюшкой, вступив в брак до посвящения. При этом выдвигаются строгие правила как к будущему супругу, так и его жене.

Будущая матушка до вступления в брак не должна иметь предыдущих семейных связей. Она не может быть вдовой или разведенной. Батюшка может иметь только одну жену. Даже если останется вдовцом, ему запрещено вступать в повторный брак.

Выбирая себе в жену девушку, будущий священник должен объяснить ей все индивидуальные особенности в роли матушки, а это запрет на вечеринки, определенные требования к одежде, поведению. Как правило, девушки-христианки, готовящиеся стать матушками, воспитываются в православных христианских семьях, знакомых с канонами церкви.

Внимание! Без разрешения ректора богословского учреждения семинарист не может жениться.

Невеста будущего священнослужителя должна осознавать всю ответственность своего звания, быть готовой:

  • следовать за мужем в самую глубинку;
  • находиться всегда на виду;
  • стать примером для других христианок в качестве жены;
  • принять то, что супруг будет постоянно занят церковными проблемами и другими людьми.

Другой путь — монашество, при котором жениться запрещено, молодой человек добровольно отказывается от радости главы семейства, отцовства, вверяя жизнь в Божьи руки.

После окончания духовного заведения

Получив распределение в приход, выпускники должны пройти определенные ступени иерархической лестницы.

Выбравшие путь священнослужителя вначале служат дьяконами, после чего их рукополагают на батюшек, высшая ступень — епископство, протоиерейство, настоятель.

В Таинстве Хиротонии — рукоположении участвует Святой Дух, который наполняет сердце будущего наставника мирян особой любовью к ним и делает батюшку носителем Божьей благодати.

Хиротония совершается епископом в алтаре во время Литургии.

Внимание! Члены черного братства, монахи, могут стать епископами, митрополитами и главами епархий. Патриарх выбирается из монашеской братии, для священников этот путь закрыт.

Богословское образование является обязательным условием при получении сана, хотя, глава прихода может взять на себя ответственность и произвести обряд посвящения в священники без специального образования.

Эта практика присуща немногим церквям, и опыт показывает, что батюшке без богословского образования обойтись трудно.

Где можно получить духовное образование

Помимо России, духовное образование можно получить в Беларуси. Минск — столица, в которой есть не только училище, семинария, но и академия.

Белорусский государственный университет один из немногих вузов бывших стран СНГ, открывший институт теологии. Витебск, Слоним готовы принять желающих получить среднее богословское образование в специальном училище. Стать слушателями училищ могут и девушки.

Шанс стать священником в зрелом возрасте

История Церкви хранит случаев, когда мужчины, живущие в миру, как обычные христиане, обнаруживали в себе дар служения людям. Они вначале помогают, потом начинают прислуживать в храме, а затем принимают решение стать батюшкой.

При богословских заведениях предлагается заочное обучение, возрастной ценз в котором увеличивается до 55 лет.

На заметку! На заочное обучение принимаются абитуриенты, уже несущие церковное служение, имеющие рекомендации священника и благочинного, документально заверенные у архиерея бумаги.

Каждый вопрос рукоположения в сан священника рассматривается индивидуально.

Как стать священником? Как стать священником без семинарии?

Священник – это не просто профессия, а выбор всего жизненного пути. Немногие способны на него, потому что он требует не только определенных знаний и навыков, но и общей склонности к принятию сана, духовности, ответственности и зрелости. Есть много распространенных вопросов, касающихся служения церкви. В частности, как стать священником без семинарии? В каком возрасте можно избрать такую профессию? Есть и другие вопросы, и все они, без сомнения, требуют подробных и обстоятельных ответов. Так давайте же узнаем, как стать священником, и кто может посвятить себя служению церкви.

Кто может стать священником?

Посвятить себя служению церкви при желании может практически каждый мужчина. Однако путь этот нелегок и предполагает большую выдержу и веру. Еще до получения богословского образования священник должен проявлять склонность к служению, воспитывать в себе высокие моральные качества, укрощать свои низменные и греховные устремления и, конечно, часто посещать церковь. Будет лучше, если он заранее изучит церковные книги и песнопения, ознакомится с тем, как совершают службу и так далее. Это существенно облегчит дальнейшее обучение.

Обретение профессии и поступление

Тем, кто задается вопросом о том, как стать священником в России, необходимо знать определенные правила. Первостепенной задачей является получение образования в духовной семинарии. Поступающий в нее должен соответствовать следующим правилам:

возраст: от 18 до 35 лет, мужчина;

семейное положение: женат впервые или холост;

полное среднее образование;

рекомендация от православного священнослужителя.

После предоставления всех требуемых бумаг абитуриент проходит собеседование, на котором оцениваются мотивы поступления, искренность намерений, а также умение правильно и связно излагать свои мысли.

На вступительных испытаниях оценивается знание Ветхого и Нового Заветов, Катехизиса и истории Русской Православной Церкви. Кроме того абитуриенты должны пройти письменный экзамен – изложение на церковно-историческую или библейскую тему. Проверяется знание основных молитв и песнопений, а также вокальные данные. Обязательное требование – это умение читать Псалтырь на церковно-славянском языке.

Как проходит обучение?

Те, кто интересуются, как стать священником, должны знать еще условия обучения в семинарии. Вступительные экзамены проводятся в августе. Занятия, как и в других образовательных заведениях, начинаются с первого сентября. Обучение в семинарии – это жесткая проверка веры и правильности выбора жизненного пути. В ней царит строгая дисциплина, и не все могут пройти этот этап до конца.

Отметим, что студенты, приехавшие из других городов, получают место в общежитии на все пять лет обучения. Естественно, семинаристы должны неукоснительно соблюдать правила обитания в нем, в частности, ночи необходимо проводить в своей комнате.

Всем учащимся предоставляется стипендия. Молодые люди, прошедшие обучение, могут рассчитывать на рукоположение в священники. Это возможно только после прохождения исповеди и сдачи еще одного экзамена. При этом отметим, что обучение в семинарии не гарантирует обязательное получение сана.

Приходской священник или монах?

Еще до окончания семинарии студенты должны определить, намерены ли они жениться. Это решение является очень ответственным, ибо менять свое семейное положение после посвящения уже нельзя. Итак, будущий служитель церкви должен либо избрать путь монаха, которому запрещено вступать в брак, либо жениться и стать приходским священником. При этом предполагается абсолютная моногамность не только от посвящаемого в сан мужчины (он не может расторгнуть брак или жениться повторно даже в случае вдовства), но и от его супруги: она не должна быть вдовой или разведенной.

Что происходит после окончания семинарии?

Закончив образование, выпускников распределяют по приходам, к которым они и прикрепляются. С течением службы становится возможным получение нового сана. Первая ступень церковной иерархии – это дьякон. За ней следует уже непосредственно рукоположение. А высшая степень священничества – это уже сан епископа. При этом тем, кто желает знать, как стать священником, необходимо знать еще одну деталь.

Читайте также:  Невербальные способы общения

Монахи (те, кто избрал безбрачие) имеют больше возможностей продвинуться вверх в церковной иерархии. Только у них есть шанс получить сан епископа и стать митрополитом, возглавив целую епархию. Кроме того, исключительно из монахов выбирается Патриарх. Если же выпускник выбрал путь женатого приходского священника, он не может подняться выше протоиерея в должности настоятеля.

Можно ли стать священником без специального духовного образования?

Есть вопрос, который интересует многих желающих посвятить себя церкви. Он звучит так: “Можно ли и как стать священником без семинарии?” На самом деле, это возможно, но только при том условии, если глава его прихода лично произведет обряд посвящения. Сразу нужно отметить, что получение сана таким образом практикуется в очень немногих церквях. Так что без специального богословского образования в семинарии все же не обойтись. Это непременное условие для получения сана.

Духовное образование в Беларуси

Для многих важным является вопрос о том, как стать священником в Беларуси. В данной стране есть большое количество соответствующих заведений, в которых могут обучиться желающие посвятить себя церкви. Попробуем их перечислить. Итак, в Беларуси сейчас действуют три училища, расположенные в Минске, Витебске и Слониме. Кроме этого, в столице работает семинария, а также духовная академия. Еще нужно упомянуть Институт теологии при Белорусском государственном университете.

При этом в Академию принимаются исключительно мужчины, обладающие высшим богословским образованием. Будущий священник должен быть холост или состоять в первом браке, обязательно крещеным. В семинарию Минска принимают как тех, у кого есть высшее образование, так и лиц, имеющих только среднее богословское образование. Кроме того, сюда может попасть только тот, кто отслужил в армии или документально освобожден от нее. Отметим, что на некоторые отделения духовных училищ могут поступать и девушки.

Таким образом, выбор учебных заведений велик, и здесь все тоже в первую очередь определяется искренностью побуждений и веры будущего священнослужителя.

А что у католиков?

Тем, кто интересуется, как стать католическим священником, нужно знать некоторые нюансы. Путь к служению в церкви оказывается еще более сложным, чем принято в православии. Первым отличием является, то, что в католицизме не существует так называемого белого духовенства. Таким образом, священник не может создавать семью. Обучение будущих служителей церкви происходит в семинариях, в которые можно поступить или после получения высшего образования, или окончив гимназию.

Таким образом, путь католического пастора хоть и не во многом, но отличается от того, как стать православным священником.

Возрастные ограничения

Как уже упоминалось в статье, попасть в семинарию может только мужчина в возрасте не младше 18 и не старше 35 лет, то есть, закончив учебу, можно стать священником в 40 лет или раньше. Однако некоторые люди начинают испытывать тягу к этому призванию гораздо позже установленных сроков. Они задаются вопросом: “Можно ли в этом случае стать священником?”

Вариантом для таких людей может стать заочное обучение в духовной академии – там возрастной предел до 55 лет. Но есть одно условие: абитуриент должен нести церковно-приходское послушание, и это должно быть подтверждено документально. Даже после поступления нужно ежегодно предоставлять характеристику с места несения послушания, причем ее необходимо заверять у правящего архиерея.

В любом случае, вопрос священничества после установленных сроков должен решаться в индивидуальном порядке.

Как стать женой священника?

Многие верующие девушки хотят выйти замуж за священника. Однако такая жизнь – это тоже своего рода призвание, и не каждая оказывается к этому готова. Но тем, кто все же интересуется, как стать женой священника, нужно знать некоторые детали.

В первую очередь стоит понимать, что молодой человек, учащийся в духовной семинарии, не может знакомиться привычным образом, например, посещая вечеринки или концерты. Невестами будущих батюшек обычно становятся девушки из верующих семей, посещающие церковь или регентский класс при семинарии. Как мы уже упоминали, избранница священника не может быть вдовой или разведенной и к тому же должна быть девственницей, впрочем, как и ее жених. При этом разрешение на свадьбу семинаристу может дать только ректор.

Кстати, предъявляются определенные требования и к профессии будущей жены священника. Она никак не должна компрометировать своего супруга. А раньше существовало предписание, запрещающее служителям церкви жениться на актрисах, эта профессия считалась недостойной.

Как бы то ни было, девушки, желающие соединить свою судьбу со священником, должны осознавать, что этот выбор сопряжен с определенными трудностями. Например, жена должна последовать за мужем в любой, даже самый удаленный и бедный приход и не жаловаться, что супруг гораздо больше внимания уделяет другим людям.

Кроме того, жизнь матушки часто вызывает обсуждение церковных прихожан, она все время на виду. Таким образом, этот путь предполагает высокую ответственность и требует большой моральной силы и выдержки, чтобы быть не просто спутницей, но и опорой, и надежным тылом для своего супруга.

Профессия или призвание?

Теперь мы знаем, как человеку стать священником. Однако к числу основных требований следует причислить еще и определенные моральные качества: сила духа, терпение, стремление помогать и словом и делом, любовь к людям. Те, кто желают стать священниками, должны быть готовы к жизни по особым канонам, к добровольному отказу от многих радостей и удовольствий.

Не каждый готов к подобным шагам. И совершаться они должно исключительно по велению сердца, только тогда этот путь становится истинно праведным и благим. И тогда вопрос о том, как стать священником и то, насколько это трудно, отходит на второй план. А первостепенным становится уже стремление достойно проявить себя на этом непростом поприще. Таким образом, священничество – это в первую очередь не профессия, а призвание и выбор, определяющий целую жизнь человека.

Как стать попом: нестандартный путь

Семинарии — место воспитания послушных, зависимых от системы священников

13.03.2018 в 16:21, просмотров: 9431

. Нет, нет, это не то, о чем вы могли подумать. Не тема «голубого лобби» в РПЦ, так активно и часто поднимаемая в блоге протодьякона Андрея Кураева.

Просто есть в обществе расхожее представление о стандартном пути в священство, который якобы проходят все будущие батюшки: растет мальчик в верующей семье (особенно — в священнической), с детства при храме, помогает в алтаре, после школы сразу же по благословению духовника и папеньки с маменькой поступает в семинарию, там пять лет сидит за партой, в конце учебы находит себе жену из регентш или иконописиц, обучающихся тут же, по соседству. Затем его рукополагают и отправляют на приход, где он служит до конца дней своих.

Да, примерно такой усредненный путь и есть, со своими вариациями. Но есть и другой вариант — когда священниками становятся взрослые люди, нередко с высшим образованием, пришедшие из «ниоткуда». Как здесь выглядит процесс и чем подобный священник будет отличаться от выросшего из мальчика-семинариста?

Как известно, в советское время власти жестко препятствовали тому, чтобы священником мог стать человек с высшим образованием — такому практически всегда отказывали при поступлении в семинарию. Зато охотно брали малограмотных юношей из западноукраинских деревень. До сих пор в России служат еще те попы, рукоположенные в середине — конце семидесятых, которые стали маститыми митрофорными (то есть достигшими высших священнических наград) протоиереями. И не просто сами служат, но служат целыми кланами. Можно ради интереса полистать списки клира какой-нибудь российской провинциальной епархии, найдете много одинаковых фамилий: братьев, отцов и детей, племянников, прочей родни. Надо ли уточнять, что в делах проповеди и научения христианской вере многие из этих священников не на высоте, сами бывают полны деревенских суеверий. Зато в вопросах деловой хватки: стройки, нахождения спонсоров, укрепления своего личного благосостояния — с ними мало кто сравнится.

Человек же с высшим образованием в советское время мог пробиться в священство только через отказ от своего статуса: он уходил в кочегары, дворники, в церковные сторожа, а через какое-то время его тихонько рукополагали, порой без семинарии совсем, или он учился заочно, уже будучи священником.

В начале девяностых ситуация изменилась, стали в большом количестве открываться храмы, потребовалось и большое количество новых священников. Тогда рукополагали всех подряд: достаточно было чьей-то рекомендации, человек выучивал 50-й псалом, брал в руки кадило, служебник, требник — и вперед, затыкать духовные дыры. Люди приходили разные: как малообразованные бывшие сантехники, милиционеры, водители, колхозники, так и интеллигенция, порой с научными степенями. Возникло разнообразие среди священства: кто-то недалек умом, но склонен к строительству, кто-то наоборот — не слишком деловой, зато хороший миссионер, проповедник, церковный ученый. И у прихожан появилась возможность, особенно в городе, выбрать батюшку по душе и по уму.

В конце девяностых — начале двухтысячных духовные дыры более-менее были заткнуты, все хлебные места заняты. В это время архиереи стали более разборчивы: уже не рукополагали первого попавшегося с улицы, ставленник (кандидат в священство) должен был иметь хорошую рекомендацию от настоятеля прихода или благочинного (начальника над группой приходов), он должен был тренироваться на приходе: алтарничать, учиться читать на церковнославянском, а также его посылали заочно учиться хотя бы в духовное училище или в семинарию. Но человека с высшим образованием в это время уважали — значит, умный, будет полезен. Таких священников нередко назначали руководить образовательными проектами епархии, миссионерскими, социальными отделами, всегда можно было щегольнуть в прессе, что такой-то батюшка у нас — кандидат таких-то наук.

Но постепенно (и ради этого мы и ведем рассказ) епископат РПЦ понял, что есть существенное отличие между «стандартным» батюшкой семинарской выучки и священником, имеющим в прошлом светское образование и какую-то профессию, навыки самостоятельного выживания. Представители второй группы священства в целом более самостоятельны, склонны иметь свое мнение, порой дерзают возражать начальству и даже в случае чего способны хлопнуть дверью, уйдя на светскую работу.

Когда наступило время патриаршества Кирилла (Гундяева), то выстраиваемая им вертикаль власти не предполагала ничьей самостоятельности, никакой дерзости, возражений или чего-либо подобного. Сначала поголовно всем священникам велели в обязательном порядке получить духовное образование. Уже даже духовное училище (двухгодичное заочное, типа церковного ПТУ) перестало считаться достаточным — всех отправили учиться пять лет в семинарии (церковном колледже). Мне известен анекдотичный случай, когда за парту посадили… декана богословского факультета провинциального православного университета — доктора исторических наук. Знания, ум и умения перестали считаться достаточными — теперь все решали массовость, стандарт и корочка.

А для кандидатов в священники, даже с высшим гуманитарным образованием, халява закончилась: теперь путь к рукоположению лежал только через очную учебу в семинарии, заочка осталась в основном только для тех, кто уже в сане, и для монахов. И многим возрастным людям пришлось бросить работу и семью и сесть за парту, как школярам.

В современной РПЦ, как и во времена власти КГБ, вновь стало очевидно: светски образованные священники не нужны — они опасны, склонны критиковать, могут зарабатывать на стороне, тем самым выходя из-под полного контроля архиерея данной епархии. А вот тому батюшке, который в 18 лет сел за парту в семинарии, а в 22–23 уже стал священником, нарожал кучу детишек и по уши погрузился в приходские заботы, деваться впоследствии от власти епископа некуда. И чем старше священник становится, тем меньше у него возможностей, сил и смелости выступать в чем-либо против абсолютной власти церковного начальства: у него не остается запасных путей, нет навыков, образования, ничего, кроме умения виртуозно махать кадилом, крестить, венчать и совершать прочие благодатные действия, которые кормят его на своем месте, но абсолютно не востребованы в светском равнодушном мире бизнеса и борьбы за существование.

Читайте также:  Как проверить блок питания?

Поэтому сейчас в РПЦ ситуация такова: те из образованных и самостоятельных священников, кто возмущается политикой РПЦ — ее обслуживанием интересов власти, а не народа, порой уходят из служения, «хлопнув дверью». Те же, кому некуда деваться в силу разных причин, продолжают служить, но находят некоторую отдушину, в частности, в соцсетях, анонимно высказывая наболевшее, критикуя сложившуюся ситуацию в РПЦ.

Но выстраиваемая вертикаль власти и тенденция к тотальному подавлению священства со стороны патриархии имеет и обратное действие: в последние годы в семинарии идет все меньше юношей, искренне желающих служить Богу и Церкви. Те же, кто продолжает поступать в семинарии, часто делают это или в силу семейной традиции, или полагая, что у попа всегда будет кусок хлеба. А тех, кто имеет высшее светское образование и профессию, с каждым годом среди священства будет все меньше. Ясно, что это путь к усугубляющейся потере доверия и уважения со стороны общества к РПЦ. Но, как видим, пока патриархию это совершенно не волнует.

Долго ли такое продлится — неизвестно. Всем же искренним верующим юношам, стремящимся послужить Богу в алтаре православного храма, можно пожелать только одно: получите сначала высшее образование и приобретите хорошую профессию. Пригодится в жизни.

Опубликован в газете “Московский комсомолец” №27635 от 14 марта 2018 Тэги: Общество, Власть, Наука Организации: РПЦ Места: Россия

Как стать священником, или правило парашюта

В это статье Вы узнаете как стать священником. Об этом Правмиру рассказал киевский священник Григорий Крыжановский. Читайте!

Как стать священником?

Петя прыгал с парашютом, а Вася не прыгал, и Петя рассказывает Васе, как это здорово. Но Вася смотрит на Петю и думает: так можно все кости переломать, и такое ведь бывает!

Зачем бросать отличную работу? Для чего с высшим образованием работать на стройке?

Кстати, работу менять необязательно. Мой посуду, как и прежде, но можешь ее мыть и ощущать счастье. Я обнаружил в 30 с чем-то лет, что я не люблю мыть посуду, а люблю плескаться в теплой воде. Я-то всю жизнь думал, что люблю мыть посуду, но жена обличила.

Нужно немало мужества, чтобы признаться себе в этом. Ты вроде выглядишь хорошим, а на деле любишь удовольствие. Делаешь добрые дела – а сам любишь похвалу и внимание.

В многодетной семье нужно конкурировать за родительское внимание. Надо поставить обувь на полочку, заправить постель, и за это тебе говорят, что ты хороший – а ты такой же, как все, хотя осознаешь это в 30.

Каким бы ты ни был хорошим, сколько бы лет ни находился в Церкви, со временем узнаешь, что ты такой же, как остальные, как верующие и неверующие люди, по степени своей удаленности от бога. А Бог – он повсюду и всегда, и вопрос в том, впускаешь ли ты Его в себя.

То чувство, которое пережил Петя, прыгая с парашютом, – как его передать? Слово скудеет, перестает быть весомым. Богослужение, песнопения, храмовое строительство, росписи, все это благолепие – попытка, попыточка.

Безумство, поступки – вот что поражает людей на самом деле. Чей-то пример убеждает их, что надо перемениться. И меняет человека Бог. Как, когда это происходит – тайна. Для кого-то при жизни, для кого-то прямо перед смертью, в момент смерти или после нее – но всякому просящему Господь даст.

Чтобы быть верующим, нужно мужество. Это не просто обряд: туда зайти, сюда зайти, свечку поставить, благословение взять. Если человек действительно сверх силы ищет Бога, милующего, прощающего, дающего благодать и энергию – это смелый человек, он решается жить вечно. Это серьезное решение и ответственность.

Я рос в замкнутой многодетной семье, мало общающейся с миром. Например, я долго не знал, что есть такая вещь, как развод. У меня было много дядь и теть по всему Союзу, мы с ними регулярно виделись, и у всех были полноценные семьи. А уже в школе я узнал, что бывает так: мальчик без папы, но не потому, что папа умер.

Мои отец и мать не исповедовали Иисуса Христа, они были материалистами, хорошими людьми советских взглядов. Они не говорили, что надо быть добрыми, – просто были добрыми с нами. А доброта – даже важнее порядочности.

Я закончил физико-математический класс с золотой медалью, в 1995-м поступил в КПИ. Решил учиться на программиста. Думал о юрфаке, но не пошел, потому что судебные дела меня отталкивали.

Когда на втором курсе один завкафедрой ангажировал меня на работу в организации, связанной с Министерством юстиции, я проработал там полтора года инженером компьютерных систем и понял, что юристом быть не хочу по морально-этическим соображениям. К тому же работа программиста была более творческой.

Потом я пять лет проработал в Golden Telecom, занимаясь в финотделе системами баз данных и бухучета. Здесь меня со временем стал интересовать не прикладной аспект программирования, а аспект разработки архитектуры баз данных, анализ систем.

Когда я перешел в «Фокстрот», полностью украинскую компанию, заметил разницу в менталитете. Golden Telecom была наполовину американской компанией, а это означает другие подходы и принципы. Самое важное здесь – навыки специалиста. В иностранной компании понимаешь, что Министр экономики не может стать министром здравоохранения. Здесь царит корпоративный дух, сам ты выше всего ценишь возможность заработать.

В украинской же компании ты должен быть, прежде всего, человеком – классным парнем, друганом, земляком, в общем, своим. Узкая специализация здесь не так важна: поработав в отечественном бизнесе, ты уже вполне допускаешь, что министр экономики может стать и министром внутренних дел, и здравоохранения. Здесь набирают скорее команду, чем спецов.

Одновременно с работой я учился на стационаре. Мой начальник был трудоголиком, от него я научился терпению, умению превзойти себя – когда уже не можешь, но ещё работаешь.

После «Фокстрота» проработал год в МТС. В тот период я много времени тратил на увлечение: психология, самоанализ, мировоззренческие концепции. Это, видимо, врожденные склонности: мой старший брат стал психиатром.

Тогда же я начал интересоваться христианством – после того, как мне в руки попала книжка Александра Меня «Сын Человеческий». Меня уже не интересовал заработок. Пока я помогал родителям содержать семью, это было важно, а теперь дети выросли, старшие устраивали свою жизнь, младшие закончили школу, я уже не был необходим как кормилец и мог уделять больше времени себе.

Я планировал семейную жизнь. У меня был печальный опыт отношений с девочкой – она мне нравилась, но я на ней не женился. Я был в поиске, постоянно думал, как стать счастливым. Человек часто связывает счастье с чем-то внешним. Ему недостаточно настоящего, ему нужны гарантии будущего, и этим он чрезвычайно мучается.

В какой-то момент я понял, что не люблю разочарований, боюсь их. Если я доживу до 70 и только тогда познаю истину – это будет означать, что вся моя жизнь была ошибкой. И я подумал с юношеским максимализмом: лучше уже завтра узнать эту истину.

Я почему-то помню этот момент – это произошло ночью, около 2 часов. Я любил засиживаться допоздна, смотреть на горящие окна многоэтажек вокруг: это же тысячи и тысячи разных судеб, о которых я не думаю, пока не сяду у окна. Счастье, несчастье, все бурлит, или уже спит, или уже пропало.

И говорю себе – а зачем это все? И в этот момент я принимаю решение, что за истину я смог бы расплатиться самым дорогим – жизнью. Я это решение принял и забыл о нем, но жизнь моя с этого момента начала круто меняться.

Я начал читать книжки, посвященные душе, Богу – и в очередной раз сменил работу, перейдя в Philip Morris. Это производитель табачных изделий. Теперь я менял работу не в связи с заработком – меня больше интересует коллектив, отношения с людьми.

А брат начинает ходить в храм. Я был провокатором, любил напугать, посмеяться над человеком, да и сейчас я, наверное, такой же, просто появилась привычка делать это мягче, чтобы это было в пользу, смеяться скорее над собой. Так вот, брат мне говорит об Иисусе Христе, а я ему отвечаю: «А был ли мальчик?» Он сильно на меня был тогда обижен.

В общем, когда на работу в Philip Morris вернулась из декретного отпуска моя начальница, я сказал, что сыт этим курением, что увольняюсь. Я ушел в никуда, уехал жить на дачу.

Это был период, когда все само собой давалось. Трудно мне было скорее до этого. К этому времени я уже пощусь, полгода живу на балконе, на коврике сплю – такие у меня были аскетические практики, – и хожу в храм, в Кирилловскую церковь.

Окружающих моё поведение пугало. Маме говорили: «твой сын рехнулся, но ничего страшного, у тебя еще пятеро нормальных детей». Одноклассники – все способные математики, материалисты – качали головой, мол, пропал человек.

Я перечитывал тьму литературы. Особенно поразила книжка Антония Сурожского «Человек перед Богом». Я входил в состояние беседы с автором, когда я задаю вопрос – и нахожу ответ на следующей странице. Я понимаю, что этот человек проповедует для меня. К этому времени я уже на втором году вечерней катехизационной школы на приходе святой Екатерины на ул. Полупанова.

Один и ноль – что может быть меньше? Мы знаем, что к нулю можно приблизиться справа и слева. А что можно видеть, когда ничего не видно? Ничего, но можно чувствовать. Когда сидишь над хитрой математической задачей, нужно озарение. Когда ты ищешь Бога, можешь тысячу раз прочитать самого мудрого наставника, сенсея, гуру – и ничего не поймешь.

Момент озарения у меня случился, когда я стал активным прихожанином. Борясь за свои идеалы, я терплю неудачу. Если раньше я стремился к житейскому успеху, то теперь эта неудача была моим успехом. В каком смысле? Меня утешала мама, и я ей сказал: на все воля Божья. А она: ты действительно так веришь?

Читайте также:  Что такое совесть?

И тут я понимаю, что это просто привычная фраза. Волю Божью я не знаю, не знаю Бога, и Его воля интересует меня только тогда, когда она сочетается с моей. Это был момент ужаса: не приведи Господи, чтобы была воля Божья на все!

Это было мое озарение, новый перелом в жизни. Начинают сбываться все мои мечты. Я начинаю чувствовать Бога, искать его, бегать за Ним. Прочитав книги и жития святых, я начинаю искать Божьих людей в Церкви и вне ее – встречи, общения, разочарования… Переживать и видеть чудеса – по-своему ужасно, ведь они в какой-то момент закончатся, и за них нужно будет заплатить, как и за всякое счастье.

В церкви я примелькался людям как старательный прихожанин благодаря каким-то своим с детства привитым качествам. Моя тетка однажды сказала: так, может, станешь попом? А затем кто-то еще: давай рукополагайся, будешь служить литургию для детей.

Впервые, когда я услышал это, меня трухонуло: я ведь человек далекий, недостойный. А потом круг все сужался, и наступило время, когда я молился: «Господи, мне этого хочется. А Ты, Господи, этого хочешь? Дай мне знать». Появилась благодарственная молитва не только за то, что у меня есть, но за то, что есть Ты, Господи. Я ничтожен, а милость Божия безмерна. Именно это чувство благодарности дает смелость спросить: «А чего хочешь Ты, Господи?» В телефонном звонке мне сказали «Аксиос!»

Хотя у меня не было работы, я постоянно находил ее для себя. Я трудоголик – просто люблю трудиться. Это модель поведения: в многодетной семье не трудиться не получится, родители никогда не были праздными.

В тот момент я перестраиваю дом, превращая дачу в основательное жилище. Зарабатываю перевозками и строительством. Я мечтал о частном доме, о семье – и вот это все появилось: и дом, и женщина, которая приняла мое предложение. В этом же году я поступаю в семинарию, на что беру благословение у жены – она была именно тем человеком, благодаря которому я, малодушный, решился.

К моменту, когда меня рукоположили, родственники и их родители уже стали церковными людьми, все они нашли в Церкви решение тех своих проблем, которые в мире в принципе нерешаемы.

В этом году мы праздновали 9-летие общины глухих при Ионинском монастыре. Глухие – это, по сути, иностранцы, которые не способны выучить наш язык. И только мы можем выучить их язык и помочь им.

Кто в детстве не хочет изучить язык глухих? Я жил на Виноградаре, недалеко от школы-интерната №6. Думаешь: вот бы здорово, – и забываешь об этом. А когда я поступил в третий класс семинарии и нас стали учить языку жестов, оказалось, я к нему способен.

Меня как диакона попросили приходить в Ионинский, где богослужения проводились с помощью переводчицы. Глухие присмотрелись ко мне и решили: «Это же будущий батюшка! Надо, чтобы он выучился – он нам нужен». Ведь есть вещи, которые человек хочет обсудить со священником напрямую, без переводчика.

В общем, я понял, что это возможность послужить людям. Причем не обычным, а обделенным и в то же время людям Божьим, исполнившим заповедь Божью «будьте как дети». Они активны, доверчивы, открыты – но в своей среде.

Язык является культурообразующим фактором, так что это отдельный народ. Жестовый язык образует на территории национальное меньшинство. В Европе это уже прописано формально. В обычной семье рождается иностранец! Если родители не выучат язык своего ребенка, ребенок найдет людей своей «нации» и в семью полноценно не вернется.

До революции в Церкви был перевод литургических текстов на жестовый язык. Были богадельни и церковно-приходские школы для глухих в Питере. В Киеве обучать глухих тоже начал священник. У него было две глухих дочери, и ему хватило денег отправить учиться одну из них. Та, возвратившись, обучила сестру и отца, а тот стал учить детей.

Революция прервала это начинание, как и многие другие. Еще хуже стало, когда Сталин высказался в том роде, что глухие – это неполноценные, и язык их – тоже проявление неполноценности. Тогда глухим запретили общаться на их языке, заставляли держать руки в карманах. Традиция литургии для глухих была утеряна полностью, и только в 90-е годы Православная Церковь в Киеве начала заниматься переводами.

Трудности возникли с переводом некоторых богословских терминов и текстов, тех, в которых сосредоточено учение о Христе, – пришлось во многом начинать с нуля, создавая жесты, обозначающие эти понятия.

Сейчас практически все богослужебные тексты переведены. Ведь когда разработан язык и есть словарь, остальное – дело техники. Создан видеословарь жестового языка для богослужебных терминов. Мы собрали все наработанное и распространяем информацию.

Сейчас век стремительного информационного развития. Бог дает откровение людям, а они используют его на добро или во зло. Мобильные телефоны – их будто специально для глухих придумали, чтобы они могли набирать смски. Интернет – тоже для них.

Нас много – по 20 человек на богослужении, а всего около 60. Сейчас у нас шесть-восемь переводчиков – больше, чем в минской и питерской общинах, которые старше нас. В последнее время мы были в Луцке, Кишиневе, Подмосковье, Житомире, едем в Херсон.

Что мы проповедуем? Там ведь уже верующие люди. Только то, что можно и нужно переводить богослужение. Надо объять и этих людей. Их Бог избрал, а мы можем содействовать тому, чтобы их вера имела реализацию в широком и полном участии в литургии.

В моем священническом служении в этой общине нет чего-то особенного, специального. Только знание жестового языка. Чувства, эмоции, житейские вопросы у этих людей такие же, как у нас. У самого же богослужения есть, конечно, специфика. Во-первых, переводчик должен быть верующим. Знать богослужение, понимать содержание и смысл молитв, драматургию. У него должны быть чувства!

Если бы я был глухим, чисто технический, безэмоциональный перевод меня бы не устроил. Мне бы хотелось, чтобы переводил мой брат или сестра, например. Богослужение течет, есть видимая и слышимая его части. И слышимую нужно перевести в визуальную. Таким образом «видеоряд» в богослужении для глухих – более интенсивный. А поскольку этот «канал» перегружен, в него нельзя «бросать» лишнего.

Батюшка должен изъясняться просто, не заумно. Переводчику нужна неброская, не отвлекающая одежда, батюшке – подстриженные усы. Мне повезло с усами.

Как стать священником

Кратко опишу для интересующихся, как стать православным священником.

Священником может стать:

1. Мужчина (без шуток);

2. Крещёный в православной церкви.

Дубликаты не найдены

а девственность жены кто проверять будет?

10. Соответствие высоким духовным и нравственным требованиям, предъявляемым к священнослужителю.

А все те граждане, которые пьяными катаются, они в какой-то другой РПЦ служат?

больше интересен этот пункт

блин, я ни одному пункту не прохожу, окромя первого- мужчина.

наверное, примут, если только судимость была не за педофилию. А то к детскому хору тебя нельзя будет подпускать, да и детишек крестить либо исповедовать тоже несподручно будет.

Неа компромат же по логике.

Скорее всего нет

полностью увечен и 5 судимостей. 2 из них не погашены.

Так что не возьмут в патриархи.

Как вообще возможно такое ?

Да ХЗ, но, наверное, воможно? Сугубо теоретически.

Уж не врешь ли ты мне ? Учти безумцам врать опасно -_-

ни, значит, и тебе не быть ни монахом, ни патриархом- безумцев не берут на такие должности.

Ну они бы сказали, что я немножечко одержимый, так что таки да.

с другой стороны, если одержимый, мог бы с духами разговаривать, или с бесами, что тоже для монаха плюс.

Не могу ( глянь сообщества) только со своей персональной негодяйкой, с чужими я общаться не могу, и никто не сможет)

Они поклоняются Богу Титек и вина.

отсутствие конечностей или пальцев, карликовость

Как это мешает службе? Или батюшка с протезом – моветон?

Батюшка это лицо фирмы, и у нее для него есть определенные требования. Это же все таки не шаражка какая то или стартап малолетних засранцев, а корпорация с многомиллиардными доходами. Может себе позволить.

Таки стоит тогда наоборот набирать батюшек с потерянными конечностями и обеспечивать им высокотехнологичные протезы, это привлечет в церковь молодежь. Ведь увидеть киборга интересно.

На службу к ним и так достаточно много народа идет.

Паствы им тоже хватает – тем более, что они не на них основной доход имеют, а от торговли и еще каких то мутных дел.

Напрямую мешает. Достаточно зайти в храм и посмотреть, как совершается обрядовая сторона служения.

у него еще и жена – девственница)

Мне интересно как проверять-то такое?

5. Желательно, иметь детей, и быть образцовым главой семьи.

иметь детей нежелательно, вот содержать и воспитывать – да

“Соответствие высоким духовным и нравственным требованиям, предъявляемым к священнослужителю”

Проорал ) Аффтар, жги дальше!

“”Церковные правила очень строгий к духовенству, за ряд грехов или даже подозрения в совершении их, можно лишиться сана на время или на совсем.“”

Автор отжег, священники с моей церкви, которые гоняются друг с другом на бехах и разговаривают матом, определенно это подтверждают

Сними на видео и отправь жалобу в Епархию.

Только если в Священный синод Русской православной церкви

С ветхого завета ещё принято, что Богу в служение посвящались только люди без изъянов.

С Ветхого завета много чего еще принято, что не может применяться в современности.

А это только после получения левела.

Из-за нарушения обмена веществ и не своевременного питания. По сути – профессиональное заболевание.

Проблема в режиме питания.

Утром – физическая нагрузка натощак.

Потом обед (обычно очень калорийный).

Потом опять физическая нагрузка (какие-то хозяйственные дела и затем вечерняя служба).

Вот после вечерней службы – ужин. Тоже калорийный.

И потом спатеньки.

Потом опять рано встать, не жрать до обеда, потом обед, ужин и снова спатеньки.

Идеальный образ жизни, чтобы превратиться в борца сумо или тупо разжиреть.

Потому что нормальное питание – как минимум пятиразовое, мелкими порциями. А Устав предполагает только “обед” и “ужин”. Завтрак не предусмотрен. А если встать в 5-6 утра, то в обед очень сложно ограничить себя в приёме пищи.

Особо влияет то, что ужин практически перед сном. И не самое здоровое питание (готовят в основном из того, что прихожане приносят – а приносят они много и не задумываясь о рационе).

Поэтому в основном встречается две крайности – или “жердь” и “толстопузик”. У “жердяев” обычно склонность к дистрофии, или они сознательно ограничивают себя в приёме пищи, ну а у “толстопузиков” не самый хороший обмен веществ + едят всё подряд. Отожраться на церковном рационе, даже постном – очень легко, потому что преобладают углеводы.

Плюс гиподинамия – те, кто живут при храме, обычно очень мало ходят, не говоря уж о занятиях физкультурой/спортом.

Исключение – бывшие спортсмены, но их единицы.

Ссылка на основную публикацию