Фрустрация и тревожность - StudentHelp-NN.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Фрустрация и тревожность

9. Тревожность и фрустрация: определения и примеры исследований.

Одна из функций эмоций – предвосхищающая, эмоции могут предвосхищать ситуацию или результаты действия до его выполнения. Примером изучения предвосхищающей функции эмоций могут служить исследования тревожности, эмоции предвосхищения опасности.

Страх – это аффект, тревожность – его предвосхищение, «условный страх». При изучении тревожности выделяют 2 ее вида:

– Тревожность как состояние – ситуативная тревожность – предвосхищение реальной ситуации, эмоциональное состояние, возникающее в ситуации угрозы личности человека (жизни, самооценки, репутации, имуществу), это норма, например, тревога перед первым прыжком с парашютом. Она повышается с приближением события.

Тревожность как диспозиция (черта личности) – личностная тревожность – черта, характеризующая склонность человека воспринимать различные ситуации как угрожающие и реагировать на них чувством тревоги, даже если ситуации объективно не являются угрожающими. Связана с неразрешенными личностными конфликтами, невротическая тревога. Черты высокотревожного типа: лучше решает легкие задачи, дезорганизуется в случае неуспеха, плохо работает в цейтноте, высокая сенсорная чувствительность, низкая работоспособность и устойчивость к стрессу.

Общая тревожность – интегральное состояние, в котором непосредственное участие принимает и тревожность как личностная черта и ситуационная тревожность.

Психоанализ: Первым исследователем индивидуальной или личностной тревоги был Фрейд, 1927 г., тревога – «условный страх», всегда связана с угрозами, даже если они фантастические. Возможным источником может быть отсутствие базового доверия к миру. Основными причинами тревоги считаются:

боязнь утраты любимого объекта;

боязнь утраты любви со стороны другого объекта;

боязнь утраты себя (части себя);

боязнь утраты любви к себе («Печаль и меланхолия», Жане, страх действия).

Перлз: тревога есть необоснованное забегание вперед, избегание опыта в настоящем. Эмоция – это еще и психотелесное состояние. И тогда признак эмоции – скованное дыхание. Когда уйдет тревога, возникнет взволнованный интерес к объекту, какой-то проблеме. Тревога тоже есть выражение интереса к объекту, но она мешает контактировать с объектом.

Роджерс: тревога – это угроза наличному представлению о себе, наличному образу Я. На этом уровне тревога – индикатор необходимости изменений образа Я. Тогда тревога, особенно повторяемая, аккумулируемая, нарастающая – признак того, что изменения необходимы личности, а личность пока не готова к ним. На это указывает тревога. Наличие тревоги – указание на точку личностного роста. Там где тревожно – там мотивационное противоречие, а если это так, то мотивационное противоречие можно разрешить, а значит – продвинуться в развитии личности.

Тейлор и Спенс: изучение влияние силы влечения на научение новым способам поведения.

Тейлор: шкала проявления тревожности MAS (состоит из утверждений связанных с хронической реакцией страха). Опросник оказался надежным: невротически и психопатически предрасположенные люди имели отклоняющиеся от нормы высокие результаты.

В экспериментах на научение было показано, что при легких заданиях сила влечения (тревожность) способствует научению. В сложных наоборот. Сначала показатели опросника рассматривались в качестве устойчивого индикатора тревожность, довольно скоро стали считаться с тем, что определенные характеристики экспериментальной ситуации могут индуцировать более высокие показатели по опроснику. Очевидной стала теоретическая необходимость введения дополнительного мотивационного конструкта – устойчивая диспозициональная тревожность должна ситуационно превращаться в актуальное состояние тревожности. Тревожная ситуация – различия между высоко- и слаботревожными людьми выражается резче (пример с мигательным обуславливанием: чем сильнее поток струи, тем лучше обуславливание, а у тревожных оно всегда лучше). Отсюда трудная задача усиливает тревожность.

Таким образом, тревожность сильно зависит от ситуации, тогда напрашивается вывод о связи данного поведенческого показателя со специфическими ситуациями. Вводится дополнительное понятие. Имеющаяся устойчивая диспозициональная тревожность ситуационно превращается в актуальное состояние тревожности.

Спилберг. Опросник «Состояние и свойство тревожности». Т-состояние: состояние тревожности в определенный момент; Т-диспозиция: некоторое типичное чувство тревожности. Состояние тревожности (Т-состояние) характеризуется субъективными, сознательно воспринимаемыми ощущениями угрозы и напряжения, сопровождаемыми или связанными с активацией или возбуждением автономной нервной системы. Тревожность как личностная черта (Т-свойство) означает мотив или приобретенную поведенческую диспозицию, которая предрасполагает индивида к восприятию широкого круга объективно безопасных обстоятельств как содержащих угрозу, заставляя реагировать на них Т-состояниями, интенсивность которых не соответствует величине объективной опасности. Замечена корреляция Т-диспозиции и Т-состояния. У индивида, имеющего высокий показатель по Т-диспозиции в угрожающих самооценке ситуациях Т-состояние проявляется заметнее, чем у индивида с более низкими показателями. Так же, чем сильнее представлена у индивида Т-диспозиция, тем шире круг ситуаций, которые могут переживаться как угрожающие и вызывать Т-состояния.

Исключение: в ситуациях, которые вызывают боль или таят какую-либо иную физическую угрозу, индивиды с высокой Т-диспозицией не имеют никакого более выраженного Т-состояния по сравнению с обладающими менее высокой Т-диспозицией.

Фрустрация – негативное состояние, связанное с невозможностью достичь поставленную цель. Это и эмоция и ситуативная реакция на фрустрирующую ситуацию, на некоторый барьер, на препятствие. Барьеры могут быть внутренними и внешними.

Внутренний барьер – относящийся к ситуации, находящийся внутри нее, между субъектом и объектом, а также сложность задачи или неумение испытуемого.

Внешний барьер – согласие испытуемого решать эту задачу, социальные нормы, хорошие отношения с экспериментатором, они мешают испытуемому выйти из поля, отказаться от решения задачи.

Эксперименты с фрустрацией и реакцией на нее проводились в школе исследования мотивации Курта Левина, его ученицей Тамарой Дембо. Смысл эксперимента: создать такую ситуацию, которую субъект бы принял, и где он стал бы решить нерешаемую задачу. Дембо как экспериментатор несомненно высоко изобретательна – подобрать ситуацию, которую субъект считал реализуемой, а на самом деле задача решений не имеет.

Вариант задания – тренировка навыков – вручалось 10 колец, которые нужно было набросить на штыри. Причем необходимо было набросить все10 колец подряд. До того как будет достигнет результат, возникнет фрустрация. Самый эффектный опыт – опыт с цветком. На деревянной подставке лежит цветок, а испытуемый должен его достать не выходя из круга, прочерченного на полу.

Фрустрация порождена некоторым барьером. Таких барьеров два:

1. Первый – круг на полу – его нельзя переступать – внутренний барьер (внутренний т.к. находится внутри экспериментальной ситуации и является препятствием на пути достижения цели).

2. Второй, внешний барьер – социальный, согласие испытуемого решать эту задачу. Внешний барьер обеспечивает принятие задачи.

Выделяет несколько реакций на фрустрацию:

Чаще всего, реакция агрессии (аффект). Источником агрессии является ситуация, внутренний барьер. Это может быть прямая агрессия на объект или, если аффект генерализован, на экспериментатора, эксперимент, цветок… Если агрессия не проявлена прямо в ситуации эксперимента, она может быть выражена вне вызвавшей ее ситуации, за пределами социальных норм. Это состояние ярко может быть выражено в драчливости, грубости, задиристости, а может иметь форму скрытого недоброжелательства и озлобленности. Типичное состояние при агрессии – острое, часто аффективное переживание гнева, импульсивная беспорядочная активность, злостность и т.д. потеря самоконтроля, гнев, неоправданные агрессивные действия. Агрессия – одно из ярко выраженных стенических и активных явлений фрустрации.

Реакция регрессии – снижение способа реагирования. Например, эмоциональная регрессия – плач. Инструментальная регрессия – повторение одних и тех же, как правило, шаблонных способов поведения. Познавательная регрессия – ситуативное снижение уровня познавательного развития (переход от понятий к более ранним способам рассуждения – комплексам).

Реакции ухода – уход. Но это не выход, т.к. остается внешний барьер – принятие субъектом ситуации решения задачи. Есть два варианта ухода, позитивный и негативный:

Рационализация (негативный) – переход к другому способу рассуждения, от эмоционального к рациональному. Но здесь рационализация – не обоснование поражения, а попытка дискредитировать цель, ситуацию («кислый виноград»), используется как защитный механизм. Но окончательно преодолеть фрустрацию таким способом невозможно. Это необходимо делать на том же, эмоциональном, уровне.

Замещение – попытка найти другой объект. Но не всякая новая ситуация может заместить исходную, необходимо чтобы у нее имелись сходные характеристики (позитивный вариант):

Сходная по содержанию

Сходная по степени субъективной сложности

Связана с теми же людьми.

Реакции фантазирования – попытка сделать внутренний барьер полупроницаемым. Сам испытуемый условия не нарушает, но представляет что они нарушаются другой стороной. Фантастическое изменение условий (встречается у Фрейда как защитный механизм) – испытуемый начинает мысленно менять условия эксперимента: как бы так произошло маленькое землетрясение, чтобы и барьер не переходить, и цветок подвинулся.

Нюттен:“Конфликт, создавшийся в эксперименге Дембо, соответствовал такой безвыходной для человека ситуации, когда он в ходе бесплодных попыroк обнаруживает, что он не отвечает требованиям, которые налагает на него задача и его социальные обязанности. Дембо отмечает в поведении испытуемого суетливое чередование приближений и удалений от барьера внутри поля, что свидетельствует об амбивалентном характере препятствия и вызывает реакции невротического характера. Даже выйдя из поля, испьnyемый еще не полностью освободился от задачи. В его поведении проявляется определенная связь с полем: он не чувствует себя свободным и ждет новых инструкций, при этом структуры поля и структуры личности деформируются, причем не только препятствия приобретают отрицательную валентность, но и все поле, включая экспериментатора, становится враждебным миром; с другой стороны, случается так, что испьnyемый становится более откровенным (дезинтеграция психических структур).

Фресс:“Поведение маленьких детей показывает, что препятствие при удовлетворении потребностей имеет силу лишь в зависимости от того, какоезначение придает ему субъект. Ребенок трех месяцев кричит во время подготовки к кормлению, поскольку ожидание для него непереносимо; однако через несколько месяцев в той же ситуации он может смеяться, предвосхищая предстоящее удовольствие”.

Фаянс: (опыты, сходные с опытами Дембо) – никак ребенок не мог достать игрушку, при этом изменялась сила его попыток, скорость и сила наступления фрустрации, – так, чем ближе была недосягаемая игрушка, тем больше попыток и тем сильнее фрустрация.

Аткинсон и Мак-Клелланд:заставляли испытуемых голодать, исследуя влияние фрустрации на фантазирование. В процессе опыта испытуемым предлагались картинки с едой. Первые дни разговоры шли только о еде, позже при виде картинок пищевая тема исчезала и вместо фантазирования появлялась агрессия. Т.о. умеренная фрустрация активизирует воображение, а сильная – подавляет его и вызывает анрессию.

Стресс и фрустрация

Одним из наиболее распространенных в наши дни видов аффектов является стресс. Он представляет собой состояние чрезмерно сильного и длительного психологического напряжения, которое возникает у человека, когда его нервная система получает эмоциональную перегрузку. Стресс дезорганизует деятельность человека, нарушает нормальный ход его поведения. Стрессы, особенно если они часты и длительны, оказывают отрицательное влияние не только на психологическое состояние, но и на физическое здоровье человека. Они представляют собой главные «факторы риска» при проявлении и обострении таких заболеваний, как сердечно-сосудистые и заболевания желудочно-кишечного тракта.

В переводе с английского стресс — это давление, нажим, напряжение, а дистресс — горе, несчастье, недомогание, нужда. По словам Г. Селье, стресс есть неспецифический (т.е. один и тот же на различные воздействия) ответ организма на любое предъявленное ему требование, который помогает ему приспособиться к возникшей трудности, справиться с ней. Всякая неожиданность, которая нарушает привычное течение жизни, может быть причиной стресса. При этом, как отмечает Г. Селье, не имеет значения, приятна или неприятна ситуация, с которой мы столкнулись. Имеет значение лишь интенсивность потребности в перестройке или в адаптации. В качестве примера ученый приводит волнующую ситуацию: мать, которой сообщили о гибели в бою ее единственного сына, испытывает страшное душевное потрясение. Если много лет спустя окажется, что сообщение было ложным и сын неожиданно войдет в комнату целым и невредимым, она почувствует сильнейшую радость.

Специфические результаты двух событий — горе и радость — совершенно различны, даже противоположны, но их стрессовое действие — неспецифическое требование приспособления к новой ситуации — может быть одинаковым.

Деятельность, связанная со стрессом, может быть приятной или неприятной. Любое событие, факт или сообщение может вызвать стресс, т.е. стать стрессором. При этом выступит та или иная ситуация причиной стресса или нет, зависит не только от самой ситуации, но и от личности, ее опыта, ожиданий, уверенности в себе и т.д. Особенно большое значение имеет, конечно, оценка угрозы, ожидание опасных последствий, которые содержит в себе ситуация.

Значит, само возникновение и переживание стресса зависит не столько от объективных, сколько от субъективных факторов, от особенностей самого человека: оценки им ситуации, сопоставления своих сил и способностей с тем, что от него требуется, и т.д.

Читайте также:  "хирургия": обучение профессия и кем работать

К определению и состоянию стресса близко и понятие фрустрации. Сам термин в переводе с латинского означает — обман, тщетное ожидание. Фрустрация переживается как напряжение, тревога, отчаяние, гнев, которые охватывают человека, когда на пути к достижению цели он встречается с неожиданными помехами, которые мешают удовлетворению потребности.

Таким образом, фрустрация создает наряду с исходной новую, защитную, направленную на преодоление возникшего препятствия мотивацию. Прежняя и новая мотивации реализуются в эмоциональных реакциях.

Самой распространенной реакцией на фрустрацию является возникновение генерализованной агрессивности, направленной чаще всего на препятствия. Адекватная реакция на препятствие состоит в том, чтобы преодолеть или обойти его, если это возможно; агрессивность, быстро переходящая в гнев, проявляется в бурных и неадекватных реакциях: оскорбление, физические нападки на человека (щипать, бить, толкать) или объект (сломать его).

Отступление и уход. В некоторых случаях субъект реагирует на фрустрацию уходом (например, выходит из комнаты). При этом его агрессивность не проявляется открыто.

Фрустрация влечет за собой эмоциональные нарушения лишь тогда, когда возникает препятствие для сильной мотивации. Если у грудного ребенка отнять во время питья соску, он отреагирует гневно, однако, утолив жажду, никаких эмоциональных проявлений не последует.

Помимо агрессивной фрустрации, направленной на внешние объекты, препятствия, других людей, может проявляться регрессивная фрустрация, направленная на самого себя (человек обвиняет сам себя за неудачи, за неспособность преодолеть трудности). Если человек длительное время не выходит из фрустрационного состояния, то фрустрации превращаются в устойчивые неосознаваемые мотивы поведения, формируют искаженные черты личности (агрессивность, завистливость но отношению к другим людям либо чрезмерно заниженную самооценку, комплекс неполноценности).

Фрустрация и фрустрационный невроз

Фрустрация [лат. frustratio — обман, тщетное ожидание, расстройство, разрушение (планов, замыслов), от frustror — обманываю, делаю тщетным, расстраиваю], психологическое состояние гнетущего напряжения, тревожности, чувства безысходности и отчаяния; возникает в ситуации, которая воспринимается личностью как неотвратимая угроза достижению значимой для неё цели, реализации той или иной её потребности.

Фрустрация (от лат. frustratio – обман, тщетное ожидание) – психическое состояние, вызванное неуспехом в удовлетворении потребности, желания. Состояние фрустрации сопровождается различными отрицательными переживаниями: разочарованием, раздражением, тревогой, отчаянием и др. Фрустрации возникают в ситуациях конфликта, когда, например, удовлетворение потребности наталкивается на непреодолимые или трудно преодолимые преграды. Высокий уровень фрустрации приводит к дезорганизации деятельности и снижению ее эффективности.

Большой психологический словарь, 2004 г.

Фрустрация (от лат. frustratio – обман, расстройство, разрушение планов) – психическое состояние человека, вызываемое объективно непреодолимыми (или субъективно так воспринимаемыми) трудностями, возникающими на пути к достижению цели. Ф. – это внутриличностный конфликт между направленностью личности и осознанием объективных возможностей, с которыми субъект не согласен. Ф. сопровождается отрицательными эмоциями: гневом, раздражением, досадой, чувством вины и т. д. Типичными реакциями на Ф. является агрессия (или аутоагрессия), снижение ценности недосягаемого объекта, регрессия.

Приведя эти и некоторые другие определения к общему знаменателю, можно определить фрустрацию как психическое состояние невротического характера, вызванное объективно непреодолимыми (или субъективно так воспринимаемыми) трудностями, возникающими на пути к достижению цели.

Иными словами, фрустрация – это комплекс негативных эмоциональных переживаний, которые возникают в результате некоего обмана ожиданий.

С состоянием фрустрации сталкиваются в той или иной степени все или почти все, кто так или иначе воспринимал себя обманутым. Неважно, кто выступил в роли обманщика: чужой человек или близкий родственник, государство или «дорогое мироздание». Часто наряду с чувством обмана наличествует и ощущение потери чего-то значимого, подчас невосполнимого.

Клиническая картина расстройств, вызванных фрустрацией, определяется и особенностями личности, и нюансами самой ситуации. А во многом и протяжённостью деятельности человека, дающей надежду и предшествующей осознанию обмана.

Одно дело, когда, вложив требуемую денежную купюру в торговый автомат, после короткого жужжания человек не получает ничего. Другое дело, если в течение всей школьной жизни с интересом набирать знания, преодолевать трудности на пути к ним, учиться понимать то, что многим доступно только в вузе, и не набрать необходимого балла для поступления в этот вуз. Конечно, и та и другая ситуация настроения не улучшит, но в первом случае будет лишь короткий приступ агрессии, направленный на железяку, не желающую продолжать диалог. Во втором случае депрессия с аутоагрессией нередко приводит к суицидам. Человек, поставивший перед собой цель и уверовавший в правильности длинного и трудного пути к ней, часто ставит под сомнение правильность вообще своей жизни; и не видит смысла, не желает жить дальше. Его высказывания часто носят характер риторических вопросов: «Зачем мне нужна эта жизнь? Как мне всё это пережить?» Частые, но мелкие обманы приводят к затяжным хроническим депрессиям и, как следствие, к апатии, безынициативности, потере трудоспособности. В таких ситуациях многие «решают» проблемы, уходя в другую крайность: вообще ничего в жизни не предпринимать и практически полностью ограничить свою активную деятельность. Такое психологические и социальное затворничество, предпринимаемое вопреки желаниям самого человека, тоже приводит к дополнительным стрессам и кризисам. В так называемых цивилизованных станах это привело к массовому применению седативных препаратов, а в России – к традиционному алкоголизму.

Я обозначил лишь только наиболее яркие осложнения фрустрационного невроза, но приведёнными примерами список не ограничен. Так попробуем проанализировать возникновение и дальнейшее развитие столь массового и столь опасного явления.

Как уже отмечалось, важнейшим компонентом фрустрации является обман. Но для того, чтобы человек оказался обманутым кем-либо (или чем-либо), нужно, чтобы он этому кому-либо (или во что-либо) поверил. Человека, который не верит, или как чаще говорят, не доверяет, обмануть очень проблематично. Поэтому придётся коснуться таких понятий, как вера и знания, стоящих по разные стороны так называемого рубежа Юма.

Понятие рубежа Юма (ещё его иногда называют «гильотина Юма» ) разделяет различные законы на действующие в природе – естественные, и на созданные людьми. Естественные законы природы действуют вне зависимости от их первооткрывателей и даже от существования человека на Земле. А нарушителю этих законов нередко грозит Нобелевская премия. Самое же главное, что определил ещё Юм – эти законы описывают те или иные явления так, как это есть. Это естественное существование природы (в древности её называли натурой, и даже предполагалось, что культура в человеке, путём внутриличностной борьбы, должна окончательно победить натуру).

Законы второго типа всегда придуманы людьми, хотя в идеологических целях авторство нередко приписывается неким высшим силам. Эти законы и правила часто написаны, напечатаны, нацарапаны на твёрдых носителях, но могут передаваться от человека к человеку «из уст в уста». Вне человеческого общества эти законы не работают (животные, например, ничего не знают про закон о запрете пропаганды гомосексуализма). Но главное по Юму – они определяют, как должно быть. Мы все, живя среди людей, живём в мире этих законов. Различные правила, предписания и всевозможные ограничения и запреты пронизывают наше бессознательное и по сути являются тем, что Фрейд назвал Супер-Эго, а Бёрн – внутренним Родителем. Можно предположить, что некоторые из этих запретов прописаны даже в генах: если некий авторитетный палеоантроп запрещал своему подопечному посещать вон ту пещеру, а ученик нарушил запрет, то, встретив в ней пещерного медведя, юноша лишился возможности передать свои гены потомству.

Вообще действие цензуры обычно поддерживается системой наказаний. Не всегда можно было дождаться помощи карающего медведя, и авторитеты-иерархи брали эту функцию на себя: естественно, в своих интересах. И использовали принцип не только кнута, но и пряника. А для понимания такого явления, как фрустрация, в первую очередь важна именно вторая часть воспитания-дрессировки – система поощрения. Главный тезис которой – если всё сделать правильно, то в конце получишь награду. И это тоже порой становится частью бессознательного: той самой его части, которую Берн назвал внутренним Ребёнком, самой ранимой и впечатлительной части человеческой психики. То, что после самоограничений страданий наступит заслуженная награда, постулировано ещё в мифах и сказаниях Древней Индии: оттуда вместе с индоевропейской группой языков эта установка распространяется по планете уже на протяжении более чем пятидесяти тысяч лет, приобретая в каждой культуре свои особенности. Более того – баланс потерь и наград воспринимается как чувство справедливости, и нарушение этого баланса сбивает эмоциональный гомеостаз и даёт ощущение фрустрации.

В качестве примера рассмотрим сценку из советского кинофильма «Серёжа» режиссёров Георгия Данелии и Игоря Таланкина по одноимённой повести Веры Пановой: где взрослый мужчина протягивает ребёнку пустой, но свёрнутый как конфета фантик. Сцена, где Серёжа уличил взрослого дядю в обмане, да ещё и спросил “Дядя Петя, ты дурак? », в годы выхода фильма вызвала шквал официальной критики: «Ребёнок не должен так поступать!» И внутренний Ребёнок, ведомый цензурой, обычно так и не поступает, в результате проглатывая обман за обманом и испытывая фрустрацию за фрустрацией.

Казалось бы, сейчас уже многое изменилось в странах, которые мы называем цивилизованными. Люди в большинстве своём получили расширенный доступ к информации и возможность сравнивать её, выверять несоответствия и превращать эту информацию в знания, не полагаясь на веру. Действительно, средний европеец и североамериканец стали менее подвержены внушению, менее гипнабельными, чаще проявляют здравый скепсис и прагматизм. Даже к рекламе, точнее, к рекламируемому товару многие относятся с определённым скепсисом. Но вот идеологический подтекст рекламы, вместе с иными пропагандистскими посылами СМИ, окружает современного человека везде. Сияющие счастьем рекламные модели предлагают соревнование в вещественном благополучии, опередить и победить конкурентов, превращая людей в зомби-гладиаторов в Колизее жизни. Идеология соревновательности повседневной жизни превращает её в борьбу на выбывание: «Пусть проигравший плачет». Соревнование – везде и во всём: например, в супружестве. Два близких человека оказавшись в одной семейной упряжке, вдруг начинают бороться друг с другом, чаще всего за власть, а захватив её, стремятся унизить своего партнёра, чтобы эту власть закрепить. Проф. В. В. Макаров говорил, что семья могла бы быть первым психотерапевтом для её членов, но на практике она часто становится первым источником фрустраций. В мегасемье при современных быстро меняющихся условиях родители уже не могут обеспечить себе авторитет на монополию актуальных знаний, и часто готовы идти на обман для сохранения власти.

Примерно то же подчас происходит и на работе: от старого и почти безобидного соцсоревнования друзья-коллеги все чаще переходят к противостоянию. Даже внутри одной организации псевдодрузья борются за продвижение по службе, благосклонность начальства, подогреваемые начальственным принципом «разделяй и властвуй». И об этом никому нельзя говорить, ибо проигравший подвергается социальному моббингу.

Ситуацию фрустрации отягощает и часто значительно осложняет давление не просто внутренней цензуры, а так называемого Родителя-контаминанта, который вешает на человека чувство вины, обзывая его ни к чему не способным неудачником, лузером и другими новомодными словечками. Так что поводов испытать фрустрацию у современного человека более чем достаточно. К сожалению, собираясь на консультацию к психологу и даже к психотерапевту, потенциальный клиент нередко строит для себя «предполагаемую модель» будущей работы и взаимоотношений с консультантом на основе обычно контаминированных представлений «как должно быть». И закономерно чувствует себя обманутым, когда и взаимодействие в реальности происходит несколько иначе, и работа протекает не так, как думалось, и результаты предполагаются вообще какие-то не те.

Таким образом, однажды попав в ловушку фрустрационного невроза, человек может уйти в соматизированную депрессию, замкнуться в себе и попытаться спрятаться от контаминанта за щитом нарастающей соматики. Шутка, что почти все болезни от нервов, приобретает иной смысл: почти все болезни от фрустраций.

Наверное, лучшей профилактикой подобных неврозов был бы общечеловеческий отказ от обмана, а также избавление всех людей от чувства несправедливости, от навязывания межличностной борьбы, оценочности и ранжирования по неким «общепризнанным» стандартам. Понятно, что в настоящее время это утопия. Были попытки найти фармакологические средства, способные создать человеку такие ощущения. Но там, где удавалось продвинуться в этом направлении, получался новый наркотик. И это закономерно, так как это попытка один обман заменить другим.

В порядке самопомощи для укрепления устойчивости к фрустрациям может быть полезным усиление здравого скепсиса, некоторое недоверие к требованиям типа «ты должен(а)», если конечно, у вашего контрагента нет реальной долговой расписки. Опора на знание, а не на веру (тут помним про принцип Юма). Иными словами – развитие и использование той субличности, которую Эрик Бёрн называл внутренним Взрослым. Конечно, всё это требует определенного интеллектуального труда и способности думать, но тем не менее это одно из наиболее действенных средств против будущих (да и наступивших) фрустраций: быть информационно и интеллектуально независимым, иметь свое обоснованное мнение и не опираться на чужой разум.

Читайте также:  Как научиться хорошо петь?

Какую-то часть поводов для возможных фрустраций предусмотреть всё равно нельзя: это всё, что связано с так называемыми форс-мажорными обстоятельствами разного рода и прочими не зависящими от человеческого разума факторами. Но человек разумный как вид стал, как говорится, вершиной эволюции еще и потому, что пока что сохраняет высокую приспособляемость к различного рода условиям, в том числе и быстро меняющимся. И так называемое стохастическое мышление предполагает, что желаемый результат можно получить далеко не единственно «правильным» путём: всегда возможны варианты. Иными словами, даже непредсказуемой фрустрации скорее избежит (или переживёт ее с минимальными последствиями) тот, кто в принципе имеет определенную гибкость мышления.

Что касается психотерапии фрустраций – то это одна из наиболее сложных тем работы. Как минимум потому, что внутри головного мозга каждого человека уникальный космос, а возможность увидеть его только через узенький речевой канал. Кроме того, врач и клиент многие термины и понятия часто представляют по-разному, а бессознательное у каждого конкретное и уникальное. И важно, что вышеупомянутый контаминант сидит в том же самом бессознательном, являясь его частью его. Работа осложняется ещё и тем, что на высоте невротических проявлений, вызванных фрустрацией, происходит как бы «сужение сознания», как бы зацикленность на упущенной возможности, на не достигнутой цели или пережитой потере. А частая попытка консультанта «дать добрый совет» воспринимается как замена одного контаминанта другим, не менее чуждым.

Но кое-что можно предложить и здесь в помощь и консультанту-психотерапевту, и клиенту.

Известно, что чем точнее эталоны, к которым стремится человек, тем труднее их достичь. Например: если достигать точности изготовления детали трактора по стандартам важнейших деталей самолётных турбин, то сама деталь станет дороже всего трактора, да и поля со всем его урожаем. Но с позиции инфантильно-бинарного оценочного подхода «всё, что не эталон – то брак, всё, что не идеальный порядок – хаос». Собственно эталонно-линейная логика сама по себе является источником фрустраций и основной пищей контаминанта. Так будем учиться у природы. Ей чуждо эталонно-армейское однообразие, но в ней нет и полного хаоса. Есть некоторые закономерности с компонентами хаотичности, анализируемые с помощью стохастической логики. Опираясь на стохастическое мышление, можно помочь клиенту выйти из жестких рамок детерминированной безысходности фрустрации. А вооружившись отдельными компонентами стохастической логики, человек может начать изменять свою жизнь по-своему, уникальным образом, гармонизируя её с реальной окружающей его средой (при этом не забывая о рубеже Юма).

Автор: Н.Н.Нарицын. Опубликовано на личном сайте.

Фрустрация и фрустрационный невроз

Фрустрация [лат. frustratio — обман, тщетное ожидание, расстройство, разрушение (планов, замыслов), от frustror — обманываю, делаю тщетным, расстраиваю], психологическое состояние гнетущего напряжения, тревожности, чувства безысходности и отчаяния; возникает в ситуации, которая воспринимается личностью как неотвратимая угроза достижению значимой для неё цели, реализации той или иной её потребности.

Фрустрация (от лат. frustratio – обман, тщетное ожидание) – психическое состояние, вызванное неуспехом в удовлетворении потребности, желания. Состояние фрустрации сопровождается различными отрицательными переживаниями: разочарованием, раздражением, тревогой, отчаянием и др. Фрустрации возникают в ситуациях конфликта, когда, например, удовлетворение потребности наталкивается на непреодолимые или трудно преодолимые преграды. Высокий уровень фрустрации приводит к дезорганизации деятельности и снижению ее эффективности.

Большой психологический словарь, 2004 г.

Фрустрация (от лат. frustratio – обман, расстройство, разрушение планов) – психическое состояние человека, вызываемое объективно непреодолимыми (или субъективно так воспринимаемыми) трудностями, возникающими на пути к достижению цели. Ф. – это внутриличностный конфликт между направленностью личности и осознанием объективных возможностей, с которыми субъект не согласен. Ф. сопровождается отрицательными эмоциями: гневом, раздражением, досадой, чувством вины и т. д. Типичными реакциями на Ф. является агрессия (или аутоагрессия), снижение ценности недосягаемого объекта, регрессия.

Приведя эти и некоторые другие определения к общему знаменателю, можно определить фрустрацию как психическое состояние невротического характера, вызванное объективно непреодолимыми (или субъективно так воспринимаемыми) трудностями, возникающими на пути к достижению цели.

Иными словами, фрустрация – это комплекс негативных эмоциональных переживаний, которые возникают в результате некоего обмана ожиданий.

С состоянием фрустрации сталкиваются в той или иной степени все или почти все, кто так или иначе воспринимал себя обманутым. Неважно, кто выступил в роли обманщика: чужой человек или близкий родственник, государство или «дорогое мироздание». Часто наряду с чувством обмана наличествует и ощущение потери чего-то значимого, подчас невосполнимого.

Клиническая картина расстройств, вызванных фрустрацией, определяется и особенностями личности, и нюансами самой ситуации. А во многом и протяжённостью деятельности человека, дающей надежду и предшествующей осознанию обмана.

Одно дело, когда, вложив требуемую денежную купюру в торговый автомат, после короткого жужжания человек не получает ничего. Другое дело, если в течение всей школьной жизни с интересом набирать знания, преодолевать трудности на пути к ним, учиться понимать то, что многим доступно только в вузе, и не набрать необходимого балла для поступления в этот вуз. Конечно, и та и другая ситуация настроения не улучшит, но в первом случае будет лишь короткий приступ агрессии, направленный на железяку, не желающую продолжать диалог. Во втором случае депрессия с аутоагрессией нередко приводит к суицидам. Человек, поставивший перед собой цель и уверовавший в правильности длинного и трудного пути к ней, часто ставит под сомнение правильность вообще своей жизни; и не видит смысла, не желает жить дальше. Его высказывания часто носят характер риторических вопросов: «Зачем мне нужна эта жизнь? Как мне всё это пережить?» Частые, но мелкие обманы приводят к затяжным хроническим депрессиям и, как следствие, к апатии, безынициативности, потере трудоспособности. В таких ситуациях многие «решают» проблемы, уходя в другую крайность: вообще ничего в жизни не предпринимать и практически полностью ограничить свою активную деятельность. Такое психологические и социальное затворничество, предпринимаемое вопреки желаниям самого человека, тоже приводит к дополнительным стрессам и кризисам. В так называемых цивилизованных станах это привело к массовому применению седативных препаратов, а в России – к традиционному алкоголизму.

Я обозначил лишь только наиболее яркие осложнения фрустрационного невроза, но приведёнными примерами список не ограничен. Так попробуем проанализировать возникновение и дальнейшее развитие столь массового и столь опасного явления.

Как уже отмечалось, важнейшим компонентом фрустрации является обман. Но для того, чтобы человек оказался обманутым кем-либо (или чем-либо), нужно, чтобы он этому кому-либо (или во что-либо) поверил. Человека, который не верит, или как чаще говорят, не доверяет, обмануть очень проблематично. Поэтому придётся коснуться таких понятий, как вера и знания, стоящих по разные стороны так называемого рубежа Юма.

Понятие рубежа Юма (ещё его иногда называют «гильотина Юма» ) разделяет различные законы на действующие в природе – естественные, и на созданные людьми. Естественные законы природы действуют вне зависимости от их первооткрывателей и даже от существования человека на Земле. А нарушителю этих законов нередко грозит Нобелевская премия. Самое же главное, что определил ещё Юм – эти законы описывают те или иные явления так, как это есть. Это естественное существование природы (в древности её называли натурой, и даже предполагалось, что культура в человеке, путём внутриличностной борьбы, должна окончательно победить натуру).

Законы второго типа всегда придуманы людьми, хотя в идеологических целях авторство нередко приписывается неким высшим силам. Эти законы и правила часто написаны, напечатаны, нацарапаны на твёрдых носителях, но могут передаваться от человека к человеку «из уст в уста». Вне человеческого общества эти законы не работают (животные, например, ничего не знают про закон о запрете пропаганды гомосексуализма). Но главное по Юму – они определяют, как должно быть. Мы все, живя среди людей, живём в мире этих законов. Различные правила, предписания и всевозможные ограничения и запреты пронизывают наше бессознательное и по сути являются тем, что Фрейд назвал Супер-Эго, а Бёрн – внутренним Родителем. Можно предположить, что некоторые из этих запретов прописаны даже в генах: если некий авторитетный палеоантроп запрещал своему подопечному посещать вон ту пещеру, а ученик нарушил запрет, то, встретив в ней пещерного медведя, юноша лишился возможности передать свои гены потомству.

Вообще действие цензуры обычно поддерживается системой наказаний. Не всегда можно было дождаться помощи карающего медведя, и авторитеты-иерархи брали эту функцию на себя: естественно, в своих интересах. И использовали принцип не только кнута, но и пряника. А для понимания такого явления, как фрустрация, в первую очередь важна именно вторая часть воспитания-дрессировки – система поощрения. Главный тезис которой – если всё сделать правильно, то в конце получишь награду. И это тоже порой становится частью бессознательного: той самой его части, которую Берн назвал внутренним Ребёнком, самой ранимой и впечатлительной части человеческой психики. То, что после самоограничений страданий наступит заслуженная награда, постулировано ещё в мифах и сказаниях Древней Индии: оттуда вместе с индоевропейской группой языков эта установка распространяется по планете уже на протяжении более чем пятидесяти тысяч лет, приобретая в каждой культуре свои особенности. Более того – баланс потерь и наград воспринимается как чувство справедливости, и нарушение этого баланса сбивает эмоциональный гомеостаз и даёт ощущение фрустрации.

В качестве примера рассмотрим сценку из советского кинофильма «Серёжа» режиссёров Георгия Данелии и Игоря Таланкина по одноимённой повести Веры Пановой: где взрослый мужчина протягивает ребёнку пустой, но свёрнутый как конфета фантик. Сцена, где Серёжа уличил взрослого дядю в обмане, да ещё и спросил “Дядя Петя, ты дурак? », в годы выхода фильма вызвала шквал официальной критики: «Ребёнок не должен так поступать!» И внутренний Ребёнок, ведомый цензурой, обычно так и не поступает, в результате проглатывая обман за обманом и испытывая фрустрацию за фрустрацией.

Казалось бы, сейчас уже многое изменилось в странах, которые мы называем цивилизованными. Люди в большинстве своём получили расширенный доступ к информации и возможность сравнивать её, выверять несоответствия и превращать эту информацию в знания, не полагаясь на веру. Действительно, средний европеец и североамериканец стали менее подвержены внушению, менее гипнабельными, чаще проявляют здравый скепсис и прагматизм. Даже к рекламе, точнее, к рекламируемому товару многие относятся с определённым скепсисом. Но вот идеологический подтекст рекламы, вместе с иными пропагандистскими посылами СМИ, окружает современного человека везде. Сияющие счастьем рекламные модели предлагают соревнование в вещественном благополучии, опередить и победить конкурентов, превращая людей в зомби-гладиаторов в Колизее жизни. Идеология соревновательности повседневной жизни превращает её в борьбу на выбывание: «Пусть проигравший плачет». Соревнование – везде и во всём: например, в супружестве. Два близких человека оказавшись в одной семейной упряжке, вдруг начинают бороться друг с другом, чаще всего за власть, а захватив её, стремятся унизить своего партнёра, чтобы эту власть закрепить. Проф. В. В. Макаров говорил, что семья могла бы быть первым психотерапевтом для её членов, но на практике она часто становится первым источником фрустраций. В мегасемье при современных быстро меняющихся условиях родители уже не могут обеспечить себе авторитет на монополию актуальных знаний, и часто готовы идти на обман для сохранения власти.

Примерно то же подчас происходит и на работе: от старого и почти безобидного соцсоревнования друзья-коллеги все чаще переходят к противостоянию. Даже внутри одной организации псевдодрузья борются за продвижение по службе, благосклонность начальства, подогреваемые начальственным принципом «разделяй и властвуй». И об этом никому нельзя говорить, ибо проигравший подвергается социальному моббингу.

Ситуацию фрустрации отягощает и часто значительно осложняет давление не просто внутренней цензуры, а так называемого Родителя-контаминанта, который вешает на человека чувство вины, обзывая его ни к чему не способным неудачником, лузером и другими новомодными словечками. Так что поводов испытать фрустрацию у современного человека более чем достаточно. К сожалению, собираясь на консультацию к психологу и даже к психотерапевту, потенциальный клиент нередко строит для себя «предполагаемую модель» будущей работы и взаимоотношений с консультантом на основе обычно контаминированных представлений «как должно быть». И закономерно чувствует себя обманутым, когда и взаимодействие в реальности происходит несколько иначе, и работа протекает не так, как думалось, и результаты предполагаются вообще какие-то не те.

Читайте также:  Военные профессии для девушек

Таким образом, однажды попав в ловушку фрустрационного невроза, человек может уйти в соматизированную депрессию, замкнуться в себе и попытаться спрятаться от контаминанта за щитом нарастающей соматики. Шутка, что почти все болезни от нервов, приобретает иной смысл: почти все болезни от фрустраций.

Наверное, лучшей профилактикой подобных неврозов был бы общечеловеческий отказ от обмана, а также избавление всех людей от чувства несправедливости, от навязывания межличностной борьбы, оценочности и ранжирования по неким «общепризнанным» стандартам. Понятно, что в настоящее время это утопия. Были попытки найти фармакологические средства, способные создать человеку такие ощущения. Но там, где удавалось продвинуться в этом направлении, получался новый наркотик. И это закономерно, так как это попытка один обман заменить другим.

В порядке самопомощи для укрепления устойчивости к фрустрациям может быть полезным усиление здравого скепсиса, некоторое недоверие к требованиям типа «ты должен(а)», если конечно, у вашего контрагента нет реальной долговой расписки. Опора на знание, а не на веру (тут помним про принцип Юма). Иными словами – развитие и использование той субличности, которую Эрик Бёрн называл внутренним Взрослым. Конечно, всё это требует определенного интеллектуального труда и способности думать, но тем не менее это одно из наиболее действенных средств против будущих (да и наступивших) фрустраций: быть информационно и интеллектуально независимым, иметь свое обоснованное мнение и не опираться на чужой разум.

Какую-то часть поводов для возможных фрустраций предусмотреть всё равно нельзя: это всё, что связано с так называемыми форс-мажорными обстоятельствами разного рода и прочими не зависящими от человеческого разума факторами. Но человек разумный как вид стал, как говорится, вершиной эволюции еще и потому, что пока что сохраняет высокую приспособляемость к различного рода условиям, в том числе и быстро меняющимся. И так называемое стохастическое мышление предполагает, что желаемый результат можно получить далеко не единственно «правильным» путём: всегда возможны варианты. Иными словами, даже непредсказуемой фрустрации скорее избежит (или переживёт ее с минимальными последствиями) тот, кто в принципе имеет определенную гибкость мышления.

Что касается психотерапии фрустраций – то это одна из наиболее сложных тем работы. Как минимум потому, что внутри головного мозга каждого человека уникальный космос, а возможность увидеть его только через узенький речевой канал. Кроме того, врач и клиент многие термины и понятия часто представляют по-разному, а бессознательное у каждого конкретное и уникальное. И важно, что вышеупомянутый контаминант сидит в том же самом бессознательном, являясь его частью его. Работа осложняется ещё и тем, что на высоте невротических проявлений, вызванных фрустрацией, происходит как бы «сужение сознания», как бы зацикленность на упущенной возможности, на не достигнутой цели или пережитой потере. А частая попытка консультанта «дать добрый совет» воспринимается как замена одного контаминанта другим, не менее чуждым.

Но кое-что можно предложить и здесь в помощь и консультанту-психотерапевту, и клиенту.

Известно, что чем точнее эталоны, к которым стремится человек, тем труднее их достичь. Например: если достигать точности изготовления детали трактора по стандартам важнейших деталей самолётных турбин, то сама деталь станет дороже всего трактора, да и поля со всем его урожаем. Но с позиции инфантильно-бинарного оценочного подхода «всё, что не эталон – то брак, всё, что не идеальный порядок – хаос». Собственно эталонно-линейная логика сама по себе является источником фрустраций и основной пищей контаминанта. Так будем учиться у природы. Ей чуждо эталонно-армейское однообразие, но в ней нет и полного хаоса. Есть некоторые закономерности с компонентами хаотичности, анализируемые с помощью стохастической логики. Опираясь на стохастическое мышление, можно помочь клиенту выйти из жестких рамок детерминированной безысходности фрустрации. А вооружившись отдельными компонентами стохастической логики, человек может начать изменять свою жизнь по-своему, уникальным образом, гармонизируя её с реальной окружающей его средой (при этом не забывая о рубеже Юма).

Автор: Н.Н.Нарицын. Опубликовано на личном сайте.

Реферат: Тревожность и фрустрация: определения и примеры исследований

Одна из функций эмоций – предвосхищающая, эмоции могут предвосхищать ситуацию или результаты действия до его выполнения. Примером изучения предвосхищающей функции эмоций могут служить исследования тревожности, эмоции предвосхищения опасности.

Страх – это аффект, тревожность – его предвосхищение, «условный страх». При изучении тревожности выделяют 2 ее вида:

– Тревожность как состояние (ситуативная)

– Тревожность как диспозиция (личностная)

Тревожность как состояние – ситуативная тревожность – предвосхищение реальной ситуации, эмоциональное состояние, возникающее в ситуации угрозы личности человека (жизни, самооценки, репутации, имуществу).

Тревожность как диспозиция, черта личности – личностная тревожность – черта, характеризующая склонность человека воспринимать различные ситуации как угрожающие и реагировать на них чувством тревоги, даже если ситуации объективно не являются угрожающими. Связана с неразрешенными личностными конфликтами, невротическая тревога.

Общая тревожность – интегральное состояние, в котором непосредственное участие принимает и тревожность как личностная черта и ситуационная тревожность.

Психоанализ: Первым исследователем индивидуальной или личностной тревоги был Фрейд, 1927 г., тревога – «условный страх», всегда связана с угрозами, даже если они фантастические. Возможным источником может быть отсутствие базового доверия к миру. Основными причинами тревоги считаются:

боязнь утраты любимого объекта;

боязнь утраты любви со стороны другого объекта;

боязнь утраты себя (части себя);

боязнь утраты любви к себе («Печаль и меланхолия», Жане, страх действия).

Перлз: тревога есть необоснованное забегание вперед, избегание опыта в настоящем. Эмоция – это еще и психотелесное состояние. И тогда признак эмоции – скованное дыхание. Когда уйдет тревога, возникнет взволнованный интерес к объекту, какой-то проблеме. Тревога тоже есть выражение интереса к объекту, но она мешает контактировать с объектом.

Роджерс: тревога – это угроза наличному представлению о себе, наличному образу Я. На этом уровне тревога – индикатор необходимости изменений образа Я. Тогда тревога, особенно повторяемая, аккумулируемая, нарастающая – признак того, что изменения необходимы личности, а личность пока не готова к ним. На это указывает тревога. Наличие тревоги – указание на точку личностного роста. Там где тревожно – там мотивационное противоречие, а если это так, то мотивационное противоречие можно разрешить, а значит – продвинуться в развитии личности.

Тейлор и Спенс: изучение влияние силы влечения на научение новым способам поведения.

Тейлор: шкала проявления тревожности MAS (состоит из утверждений связанных с хронической реакцией страха). Опросник оказался надежным: невротически и психопатически предрасположенные люди имели отклоняющиеся от нормы высокие результаты.

В экспериментах на научение было показано, что при легких заданиях сила влечения (тревожность) способствует научению. В сложных наоборот. Сначала показатели опросника рассматривались в качестве устойчивого индикатора тревожность, довольно скоро стали считаться с тем, что определенные характеристики экспериментальной ситуации могут индуцировать более высокие показатели по опроснику. Очевидной стала теоретическая необходимость введения дополнительного мотивационного конструкта – устойчивая диспозициональная тревожность должна ситуационно превращаться в актуальное состояние тревожности. Тревожная ситуация – различия между высоко- и слаботревожными людьми выражается резче (пример с мигательным обуславливанием: чем сильнее поток струи, тем лучше обуславливание, а у тревожных оно всегда лучше). Отсюда трудная задача усиливает тревожность.

Таким образом, тревожность сильно зависит от ситуации, тогда напрашивается вывод о связи данного поведенческого показателя со специфическими ситуациями. Вводится дополнительное понятие. Имеющаяся устойчивая диспозициональная тревожность ситуационно превращается в актуальное состояние тревожности.

Спилберг. Опросник «Состояние и свойство тревожности». Т-состояние: состояние тревожности в определенный момент; Т-диспозиция: некоторое типичное чувство тревожности. Состояние тревожности (Т-состояние) характеризуется субъективными, сознательно воспринимаемыми ощущениями угрозы и напряжения, сопровождаемыми или связанными с активацией или возбуждением автономной нервной системы. Тревожность как личностная черта (Т-свойство) означает мотив или приобретенную поведенческую диспозицию, которая предрасполагает индивида к восприятию широкого круга объективно безопасных обстоятельств как содержащих угрозу, заставляя реагировать на них Т-состояниями, интенсивность которых не соответствует величине объективной опасности. Замечена корреляция Т-диспозиции и Т-состояния. У индивида, имеющего высокий показатель по Т-диспозиции в угрожающих самооценке ситуациях Т-состояние проявляется заметнее, чем у индивида с более низкими показателями. Так же, чем сильнее представлена у индивида Т-диспозиция, тем шире круг ситуаций, которые могут переживаться как угрожающие и вызывать Т-состояния.

Исключение: в ситуациях, которые вызывают боль или таят какую-либо иную физическую угрозу, индивиды с высокой Т-диспозицией не имеют никакого более выраженного Т-состояния по сравнению с обладающими менее высокой Т-диспозицией.

Фрустрация – негативное состояние, связанное с невозможностью достичь поставленную цель. Это и эмоция и ситуативная реакция на фрустрирующую ситуацию, на некоторый барьер, препятствие. Барьеры могут быть внутренними и внешними.

Внутренний барьер – относящийся к ситуации, находящийся внутри нее, между субъектом и объектом, а также сложность задачи или неумение испытуемого.

Внешний барьер – согласие испытуемого решать эту задачу, социальные нормы, хорошие отношения с экспериментатором, они мешают испытуемому выйти из поля, отказаться от решения задачи.

Эксперименты с фрустрацией и реакцией на нее проводились в школе исследования мотивации Курта Левина, его ученицей Тамарой Дембо. Смысл эксперимента: создать такую ситуацию, которую субъект бы принял, и где он стал бы решить нерешаемую задачу. Дембо как экспериментатор несомненно высоко изобретательна – подобрать ситуацию, которую субъект считал реализуемой, а на самом деле задача решений не имеет.

Вариант задания – тренировка навыков – вручалось 10 колец, которые нужно было набросить на штыри. Причем необходимо было набросить все10 колец подряд. До того как будет достигнет результат, возникнет фрустрация. Самый эффектный опыт – опыт с цветком . На деревянной подставке лежит цветок, а испытуемый должен его достать не выходя из круга, прочерченного на полу.

Фрустрация порождена некоторым барьером. Таких барьеров два:

1. Первый – круг на полу – его нельзя переступать – внутренний барьер (внутренний т.к. находится внутри экспериментальной ситуации и является препятствием на пути достижения цели).

2. Второй, внешний барьер – социальный, согласие испытуемого решать эту задачу. Внешний барьер обеспечивает принятие задачи.

Выделяет несколько реакций на фрустрацию:

Чаще всего, реакция агрессии (аффект). Источником агрессии является ситуация, внутренний барьер. Это может быть прямая агрессия на объект или, если аффект генерализован, на экспериментатора, эксперимент, цветок… Если агрессия не проявлена прямо в ситуации эксперимента, она может быть выражена вне вызвавшей ее ситуации, за пределами социальных норм. Это состояние ярко может быть выражено в драчливости, грубости, задиристости, а может иметь форму скрытого недоброжелательства и озлобленности. Типичное состояние при агрессии – острое, часто аффективное переживание гнева, импульсивная беспорядочная активность, злостность и т.д. потеря самоконтроля, гнев, неоправданные агрессивные действия. Агрессия – одно из ярко выраженных стенических и активных явлений фрустрации.

Реакция регрессии – снижение способа реагирования. Например, эмоциональная регрессия – плач. Инструментальная регрессия – повторение одних и тех же, как правило, шаблонных способов поведения. Познавательная регрессия – ситуативное снижение уровня познавательного развития (переход от понятий к более ранним способам рассуждения – комплексам).

Реакции ухода – уход. Но это не выход, т.к. остается внешний барьер – принятие субъектом ситуации решения задачи. Есть два варианта ухода, позитивный и негативный:

Рационализация (негативный) – переход к другому способу рассуждения, от эмоционального к рациональному. Но здесь рационализация – не обоснование поражения, а попытка дискредитировать цель, ситуацию («кислый виноград»), используется как защитный механизм. Но окончательно преодолеть фрустрацию таким способом невозможно. Это необходимо делать на том же, эмоциональном, уровне.

Замещение – попытка найти другой объект. Но не всякая новая ситуация может заместить исходную, необходимо чтобы у нее имелись сходные характеристики (позитивный вариант):

Сходная по содержанию

Сходная по степени субъективной сложности

Связана с теми же людьми.

Реакции фантазирования – попытка сделать внутренний барьер полупроницаемым. Сам испытуемый условия не нарушает, но представляет что они нарушаются другой стороной. Фантастическое изменение условий (встречается у Фрейда как защитный механизм).

Ссылка на основную публикацию
Название: Тревожность и фрустрация: определения и примеры исследований
Раздел: психология, педагогика
Тип: реферат